радикальная девушка модель социальной работы

вирт девушек за деньги

Профессия полицейского многогранна и включает в себя множество специальностей и направлений службы. Часть из них не имеют ограничений по половому признаку, а значит, на работу в полицию могут устроиться и представительницы прекрасного пола. Ниже подробно рассказано о женских профессиях в полиции, условиях поступления и заведениях для получения специального образования. В структуре МВД существуют должности, которые относятся к полиции, но, в тоже время, в них нет риска и ежедневной опасности.

Радикальная девушка модель социальной работы публичный дом работа для девушек

Радикальная девушка модель социальной работы

Моисеевым в том, что неоднозначность интерпретации одних и тех же эмпирических данных — «это проблема понимания того, как возникает и организуется наше знание о глобальных системах и процессах» 4. В последние десятилетия неоднократно предпринимались попытки использовать и формационный, и цивилизационный подходы для создания новой концепции социального развития. Базовые образования этой концепции исходят из представления о том, что человеческое общество в каждый данный момент состоит из множества разнообразных социальных организмов и в своем развитии претерпевает как эволюционные, так и революционные изменения.

При этом следует принимать во внимание три уровня всемирно-исторического процесса. Во-первых, уровень формационного и межформационного стадий общественного развития. Во-вторых, уровень особенного, который обнаруживает себя в возникновении, сосуществовании и радикальной трансформации локальных цивилизаций.

В-третьих, уровень единичного, который проявляет себя в появлении, существовании, исчезновении или трансформации специфических социальных организмов определенной формационной или цивилизационной принадлежности. Чрезмерное акцентирование внимания на первом уровне ведет к преувеличению роли необходимости в истории, избыточный акцент на втором уровне преувеличивает роль восточных или западных цивилизаций.

Чрезмерное внимание к третьему уровню преувеличивает случайность в истории. Как общий вывод, можно сказать, что любая качественно новая ступень развития общества требует соответствующего своей специфике нового экономического и политико-правового устройства, радикального обновления духовной жизни 5.

На современном этапе развития особенно ясна несостоятельность противопоставления социальных целей и экономической эффективности в процессе развития. Эти постоянные доминанты требуют специфического соединения на понятийном уровне. Понятия «формация», «формационная стадия» необходимы в качестве методологического ключа для объяснения существенных сторон социального прогресса, но в силу своей предельной абстрактности они не могут использоваться в качестве эталона при объяснении конкретно-исторического периода развития, особенно применительно к конкретной стране.

Отсюда вовсе не следует, что разделение всемирного и конкретно-исторического в области развития, общего и частного требует отказа от понимания исторического процесса как целого. Просто выводы, касающиеся общечеловеческого развития, не должны прямо прилагаться к анализу конкретного общества. Любая концепция, имеющая некоторые обобщающие характеристики, должна выступать прежде всего методологией по отношению к исследованиям более конкретного уровня. В рамках общей методологии важно определить представление о причинах, ведущих к тем или иным изменениям в обществе.

По мнению ряда исследователей, типологически их можно суммировать по следующим признакам: потенциальные и реальные, глобальные и локальные, универсальные и частные, постоянные и переменные, длительные и кратковременные, внутренние и внешние, природные и социальные, материальные и духовные, объективные и субъективные, безличностные и личностные 6. В ходе развития эти причины порождают, в основном через кризисы, соответствующую реакцию на возникающие обстоятельства, которую А.

Тойнби назвал ситуацией «вызов — ответ» или «огниво и кремень» 7. Можно сказать, что формационная стадия развития общества и вытекающая из нее концепция общественного прогресса представляются важными структурными образованиями социального развития. Отмеченное в свое время К. Марксом представление о всемирной истории как порождении человека трудом, становление природы для человека как его естественная необходимость в процессе исторического развития, укрепилось в его сознании наличием неопровержимых свидетельств в процессе своего возникновения.

Как отмечает Х. Ортега-и-Гасет, человек — это человек лишь постольку, поскольку существование для него обязательно и всегда связано с благосостоянием. Возникающая отсюда система потребностей, называемых «органическими» или «биологическими», получает удовлетворение через техническое освоение им действительности, где «техника противоположна приспособлению субъекта к среде, представляя собой, наоборот, приспособление среды к субъекту» 8. Если отвлечься от качественных особенностей различных исторических периодов, то обнаруживается, что история выражает себя сначала в природе, затем через труд в своей непосредственной форме, к которому позже присоединяется разум в виде науки как производительной силы.

Это постоянные доминирующие источники социального развития. Они проявляют себя не в тех или иных конкретных потребностях, движущих поступками людей, а образуют саму основу человеческих потребностей. Развитие человеческого общества, взятое в самом широком плане, представляет собой естественно-исторический процесс, имеющий свои отличительные формационные характеристики с присущими им противоречиями.

Этот процесс начинается в рамках естественной необходимости и продолжается с определенного рубежа как историческая необходимость. По мере развертывания хода человеческой истории видоизменяется и само содержание социального развития, меняются его основные противоречия.

Очевидно, что развитие человечества как определенным образом организованной общности людей для поддержания своего существования должно постоянно разрешать противоречия между человеком и природой, обеспечивая тем самым необходимый человеку обмен веществом и энергией с природой, осуществляемый в постоянно меняющейся в связи с ростом потребностей форме. Но решать эту задачу человечество может, только изменяя процесс производства, характер и содержание труда.

Это предполагает возникновение и разрешение противоречий как между человеком и обществом, так и между отдельными индивидами и социальными группами. Такова общая логика развития 9. Эти объективные тенденции и связанные с ними противоречия находят объяснение и разрешение через систему, сложившуюся в той или иной формации, на которую огромное влияние оказывают трудовые процессы и связанная с ними картина мира, а также те идеи, которые влияют на поступки и действия людей в рамках своего времени.

При характеристике формации важно уловить весь экономический, социальный и духовный спектр всех возникающих в обществе проблем. Хабермас считает, что труд, посредством которого в истории только и возможно освобождение человека от природы, есть как бы антропологическая константа: он организован по образцам целерационального и инструментального действия и дает возможность развить в обществе рациональные осмысленные отношения, влияющие на развитие самого общества Однако оценка труда и его результаты неоднозначны не только в экономических и социальных теориях, но и в мотивах и поступках индивидов, влияющих опосредованно на ход общественного развития.

Раскроем этот тезис на примере капитализма. Маркс, характеризуя капиталистический способ производства и роль в нем трудовых процессов, писал, что «по мере развития крупной промышленности создание действительного богатства становится менее зависимым от рабочего времени и от количества затраченного труда, чем от мощи тех агентов, которые приводятся в движение в течение рабочего времени» и которые «зависят скорее от общего уровня развития науки и от прогресса техники или от применения этой науки к производству» Маркс анализировал возникновение капитализма, рассматривая его как результат простого товарного производства, превращения денег в капитал и возникновения класса наемных работников и класса капиталистов.

Но это была лишь одна сторона капиталистического способа производства. Как показывает исторический опыт, трудовые процессы включаются в систему ценностей, мотивационный комплекс, способы хозяйствования и управления и проявляют себя в связях и отношениях не только в процессе производства, но и в социальной сфере в целом. Они имеют мировоззренческие, этические и духовные основания. Создаваемая человеком картина мира формируется под влиянием идей, которые вынуждают человека к действиям, причем идеи имеют приоритет над интересами.

Частные интересы бессознательно включаются в универсальный исторический процесс. Отметим, в частности, роль, которую сыграли религиозные идеи в становлении капиталистического общества западного образца, нашедшие свое отражение в «протестантской этике» и приведшие к рационализации поведения и образа жизни людей. Вебер, определяя степень значимости идей в мотивационных поступках человека, различал: действие более или менее сознательно и более или менее однозначно ориентированное целерационально; действие, ориентированное не целерационально, но понятное по своему смыслу; действие, по своему смыслу более или менее понятно мотивированное, однако нарушаемое вторжением непонятных элементов Согласно Веберу, всем людям присуще «осознание» окружающего их мира в форме изменяющихся «систем значения», которые проявляются в сфере культуры как определенные системы ценностей, являющиеся результатом их социального действия.

Характер социального действия, по Веберу, зависит от процесса реконструкции в сознании людей неотрефлектированной окружающей реальности, являющейся источником их «картины мира». Возникающие при этом представления охватывают стиль жизни и поведения человека, общую направленность культуры, а также иерархии ценностей различных социальных групп. Эти комплексы оказывают серьезное воздействие на экономические факторы развития, ведущее значение среди которых отводилось религии.

Как пишет Вебер, это «те созданные религиозной верой и практикой религиозной жизни психологические стимулы, которые давали определенное направление всему жизненному строю и заставляли индивида строго держаться его» Социальная история стран Запада свидетельствует, что веберовская модель развития оказала на нее влияние в той части, где религиозные идеи в форме протестантской этики содействовали первоначальному накоплению капитала.

Действительно, тот мирской аскетизм, вложенный в рамки этой этики, строго запрещавший всякое расточительство и роскошь и указывающий на необходимость экономить свободное время и создавать новые стимулы труда «во славу Бога»», был важным источником промышленного развития Запада.

Однако Вебер не преувеличивал значение религиозных идей. Главным для него было исследование истории человека через призму его мировосприятия и таким образом содействовать пониманию роли культуры в ее единстве с человеком как важного элемента социального развития. Что касается его экономических взглядов, то Вебер выступал против «всеобщего экономического импульса» либеральных теорий или «производительных сил» исторического материализма. Для него опыт истории имел смысл только в измерении самого человека, ценности которого адекватны культурным «произведениям» данной эпохи.

Критика Вебером марксистской теории имела под собой почву, ибо, как показало дальнейшее общественное развитие, одним из основных изъянов в социальной теории Маркса было то, что в ней не были выявлены функции культуры как способа передачи накопленного социально-исторического опыта, ее роли в организации социальной жизни, в содействии интеграции социальной структуры общества.

Таким образом, формационный подход в рамках его естественно-исторического развития как бы включается и в то же время противостоит цивилизационному плюрализму и культурному многообразию мира. Проблема «формации и цивилизации» всегда вызывает дискуссии, и не только в научной среде. Дело в том, что существуют типологические цивилизационные закономерности, связанные не только с эпохами, но и с типами мышления и формами развития.

Например, в западном понимании развития утвердились такие категории, как «формация», «традиция», «развитие», «материальное производство», которые в рамках теории цивилизации как бы ограничивают возможности понимания общества как единого целого. Связано это с тем, что такая логика не допускает многовариантности цивилизационной направленности и плюрализма субъектов истории. Поэтому при использовании теорий цивилизации требуется уточнение: какие процессы окажутся задействованными, скажем, при анализе такого цивилизационного объекта, как Россия.

Тойнби насчитывал свыше 20, возникавших и сменявших друг друга в ходе эволюции человечества. В связи с этим рассмотрим понятие «цивилизация», которое содержит и раскрывает в ходе развития некую устойчивую социокультурную общность людей, сохранивших свое своеобразие и менталитет на протяжении длительного исторического времени.

Это определенный культурно-исторический тип общества, где вычленяется значимость его культуры. Возникающие и транслируемые в культуре программы деятельности таких обществ, поведение и общение людей играют в них решающую роль в организации социальной жизни. Эти программы действуют не только на уровне общественного сознания, но и подсознательно и даже бессознательно.

Как отмечает академик В. Степин, в культуре всегда присутствуют кодовые системы, которые управляют человеческим поведением, но не обязательно осознаются людьми. Такой подход, когда при исследовании социальной динамики учитываются программирующие функции культуры, не исключает представлений об обществе как сложном системном объекте и его развитии как естественно-историческом процессе Это тот самый аспект развития на современной стадии социально-экономической организации общества, который закладывает основы для понимания новой человеческой цивилизации, где главенствующую роль будут играть не материальные факторы с применением передовых технологий, но постоянно обновляемое знание, духовная, интеллектуальная культура, призванная устранить барьер между духовной и производительной деятельностью человека.

Такое понимание развития должно сбалансировать те достижения цивилизации, которые связаны с технологическим освоением природы изобретение машин, использование электричества и т. Например, Ю. Хабермас в своей теории коммуникативного действия решительно противопоставляет целерациональное и коммуникативное поведение как некую дилемму цивилизации и культуры. Эти типы деятельности человека, с его точки зрения, обладают совершенно особыми приоритетами, логиками, структурой. Поскольку техническое действие всецело принадлежит целерациональной стратегии, имеющей внутри себя цивилизационный вирус, пожирающий культуру, то задача гуманизации общественной жизни состоит в развитии коммуникационного поведения Основу такого поведения составляют взаимные обязательства в отношениях между индивидами как противоположность той рациональной жизни, которая связана с неопределенностью распространяющегося индивидуализма.

Немецкий социолог Н. Луман назвал такие действия людей «интеракциями», смысл которых состоит в разведении понятий «общность» и «общество» с переносом центра тяжести первого в системные границы внутри общества. С точки зрения Лумана, интеракционные системы образуются между присутствующими. Они возникают потому, что люди вступают в коммуникации лишь после того, как они воспринимают друг друга. Присутствие — это повод и одновременно граница образования системы.

Что же касается общественных институтов, то они являют собой обширные системы с осмысленной коммуникацией Появление теории коммуникаций Ю. Хабермаса, теории «интеракций» Н. Лумана, теории дуальности социальной структуры Э. Гидденса, современных направлений системного моделирования в рамках «мягкого» системного подхода П. Акофф, В. Бурков, У.

Черчмен, П. Чекленд связаны не только с противоречиями современной цивилизации, но и с той неудовлетворенностью в развитии западной общественной мысли, которая на рубеже столетий оказалась неспособной разработать целостный взгляд на социальную действительность и пути ее развития.

По мнению некоторых авторов, предпринимаемые усилия по созданию синтезированной социальной теории становятся особенно актуальными при сопоставлении современных синтезирующих концепций с социальной теорией Маркса, в которой социальные закономерности проявляются в смене общественных формаций под воздействием фундаментальных экономических факторов Поиском альтернативы марксовой социальной теории должны служить не только отмеченные выше концепции, но и общая методология роли культурных феноменов в социальном развитии.

Основной тезис современных концептуальных поисков форм социального развития сводится к расширению диапазона понятия «социально-экономическое развитие». Хотя в целом развитие связывается с материальными возможностями каждого общества и его людскими ресурсами, но экономический фактор, как было отмечено, уже не занимает доминирующего места.

Все большее значение приобретает аспект собственной цивилизации народов и стран, которую невозможно идентифицировать с линейным экономическим ростом. Считается, и это относится как к промышленно развитым странам, так и к развивающимся, что увлечение чисто экономическими целями приводит к нарушению самого принципа развития, поскольку другие институты общества, особенно культура, выпадают из поля зрения. Не менее важно, что современная концепция экономического роста не исключает неполной занятости, социальной дезинтеграции и несправедливости, спекулятивных действий на финансовых рынках.

Многие субъекты, действующие на финансовых рынках, оценивают окружающий мир только с точки зрения биржевых показателей, курсов акций, финансовой надежности корпораций и т. Их не волнует социальная и экологическая цена того, что они делают, пока не возникнет угроза политической дестабилизации, подрыва государственных институтов, распространения негативизма в отношении принятых норм Анализ всех этих проблем развития становится особенно трудным, когда в рамках цивилизационного подхода возникает необходимость применения типов локальной цивилизации, к которым относится и Россия.

Возникновение, существование и радикальная трансформация таких особых цивилизаций, организующим началом которых является государство и система ценностей, основанных на духовной общности и противостоящих индивидуализму, имеет свою специфику, делающую многие традиционные пути развития бесперспективными. Начав свои реформы в начале х годов с либерально-демократической модели развития, Россия столкнулась с невиданным в ее истории разрушением промышленного и аграрного потенциала, исторически сложившихся социальных связей и инфраструктуры.

Усилился процесс отчуждения человека от власти и от производительного труда. Коммерциализация пагубно сказывается на состоянии науки, образования, культуры. Россия никогда еще в своей истории не испытывала такого кризиса нравственности, всей духовной сферы.

В экономической сфере, в социальных и производственных отношениях наблюдается засилие криминала. Невиданный размах приобрела коррупция государственного аппарата. Видимо, правы те исследователи, которые утверждают, что сегодняшняя ситуация в России отличается системным кризисом, проявляющимся в том, что пришедший к руководству государственный аппарат не имел цели обеспечить благополучие и развитие государства и общества, а стремился обеспечить лишь собственную стабильность Низкая результативность трансформационных процессов объясняется несоответствием методов экономических и социальных преобразований объективным условиям российского общества.

В стране, которая подвергала «сомнению» действие любых объективных законов, которая постоянно находится в «межформационной стадии» развития, действие законов рыночных отношений должно быть скорректировано государственным регулированием. В первую очередь, в экономической сфере. Видимо, стратегической задачей России должна быть идея гражданского национального согласия, проведение такой политики, которая учитывает интересы всех социальных слоев и групп, с ориентацией на социальное государство и гражданское общество, построенных на традициях права и демократии, но с учетом исторического социального опыта России.

Ближе всех к таким представлениям подошла социальная философия марксизма, методологическим ключом к которой стала категория общественно-экономической формации, взятая в рамки «состояния». Если категория «формация» в этом смысле обозначает исторический тип социальных организмов с их обобщенной структурой, то цивилизация предстает как состояние человеческого рода, представленного системой информаций в их последовательном развитии и социальных взаимосвязях.

Они находят выражение в действии исторического времени, главным критерием которого выступает социальный прогресс человечества как его естественно-историческая необходимость. Содержательную сторону понятия «социальный прогресс» составляют постоянно возрастающие потребности человека и способы их удовлетворения. В этой природе человеческих потребностей, непрерывно расширяющихся по мере своего удовлетворения и тем самым толкающих людей, все человечество к развитию и совершенствованию разнообразных средств удовлетворения возрастающих потребностей, и заключается действительное обоснование социального прогресса, его первопричина, необходимость и неизбежность.

Однако социальный прогресс не следует рассматривать только как линейный процесс развития от низших его форм к более высоким. Познание различных проявлений этого процесса — экономического, политического, культурного и т. Споры ведутся вокруг соотношения разума и роста средств производства в ходе развития. На своем историческом пути человечество проходит универсальные этапы, в которых действуют и развиваются полиструктурные и поликомпонентные системы.

Покажем это на примере технологий. Развитие технологий может быть деструктивным, регрессивным и прогрессивно-конструктивным. Чтобы обеспечить какую-либо технологию скажем, аграрно-промышленную или индустриальную механизмом устойчивого роста, необходимо существование обширной системы норм, правил, стандартов и эталонов деятельности.

Она представляет собой нормативную базу производственной, социальной, экономической, политической, иной социально значимой деятельности, определяющей сущность данной цивилизации. В современной науке многообразные способы описания и интерпретации развития социальных систем, с точки зрения их временной протяженности, можно свести к трем основным подходам, которые определяют понимание социального времени Согласно первому, в общественно-политическом развитии доминирует главным образом прогрессивно-поступательный тип движения.

Развитие постепенно усложняется, повышая с течением времени организованность рассматриваемой социальной общности. При этом прогрессивное развитие социальной системы включает в себя как эволюционный путь, так и революционные преобразования системы. Второй путь представлен циклическим типом движения. Эта концепция в целом не отрицает поступательного восхождения социальной системы, но рассматривает ее как ограниченные во времени фазы развития, на смену которым приходят фазы стагнации и упадка.

Развитие человеческого общества в целом, с этой точки зрения, представляет совокупность более или менее однотипных циклов развития отдельных социальных систем — цивилизаций, этносов, государств и т. Сторонником такого подхода к социальному прогрессу был такой крупный экономист, как Н. Он обратил внимание на относительный характер закономерностей социально-экономического развития: если «законы физического мира неизменны, то меняется закономерность социально-экономических явлений с изменением структурных признаков социального строя и характера человека.

Социально-экономическая жизнь имеет свои исторические фазы. По сравнению с фазами развития внешней природы эти фазы кратки, легко различимы. В силу этого социально-экономическая жизнь представляется особенно изменчивой Третий, в настоящее время только формирующийся подход к изучению развития социальных систем, исходит из волнообразного характера их эволюции. Волнообразность предполагает, с одной стороны, определенную направленность развития социальной системы, например, тенденцию к ее усложнению, а с другой — наличие сменяющих друг друга волн изменений, которые соответствуют состояниям и уровням организации данной системы Выдающимся представителем этого направления в начале ХХ в.

Сформулированная им концепция «длинных волн» с периодом полувека относилась главным образом к экономическому поведению. В «повышательной фазе» длинной волны подъемы в деловых циклах экономической активности усиливаются, а спады ослабевают.

В «понижательной фазе» длинной волны, наоборот, усиливались спады и ослаблялись подъемы. В дальнейшем волновой подход развивался в основном применительно к социально-экономическому развитию. Ростоу с его пятью «Стадиями экономического роста», А. Тоффлер с работой «Третья волна» и многие другие авторы вопросы цикличности связывали с концепциями индустриализма и постиндустриализма.

Тоффлеру, например, переход от одного исторического этапа к другому осуществляется в форме «волновых всплесков»: первая волна приносит аграрную цивилизацию, вторая — промышленное общество, третья — информационное, или постиндустриальное, общество Концепция индустриализма занимает важное место в процессе развития. Рождение этой парадигмы связано с периодом утверждения капиталистического общества, формированием основ индустриальной цивилизации.

Она стала возможной в результате кризиса социального порядка и разрушения традиционной религиозно-мифологической картины мира. К этим процессам присоединились экономические изменения, в частности, коммерциализация земли, труда и капитала. Рост рыночной экономики, практическое использование многочисленных изобретений и открытий, английская, а затем и североамериканская континентальная революция поставили под вопрос существующие модели порядка и авторитета.

Как утверждает академик В. Степин, промышленные революции эпохи индустриального капитализма, приведшие к возникновению крупного машинного производства, продемонстрировали связь между развитием производства и изменениями социальной структуры общества, связь, которая трудно прослеживалась в истории традиционных обществ, вследствие консерватизма средств и целей деятельности, веками повторяющихся ее видов В условиях рынка лидирующая роль переходит к экономическим теориям, выражающим интересы «экономического человека» и отражавшим разные подходы к пониманию рыночных отношений.

При всем различии классической политической экономии, марксистской экономической теории, кейнсианства, либерализма и неолиберализма, теории конвергенции — все это, по сути дела, разновидности экономической парадигмы индустриальной цивилизации на разных этапах ее цикла. Например, в теории конвергенции фактор развития основывается на сочетании двух ориентаций: экономического результата и стабильном функционировании общества, в котором можно предсказать будущее и уменьшить вероятность социальных рисков.

Национальная специфика и традиции рассматриваются как препятствие на пути как экономики, так и культуры. Согласно теории конвергенции, эти однородные социокультурные общества в глобальном масштабе должны были составить единую культуру современного индустриального общества. Как внутрисистемная модель развития теория конвергенции указывает на возможность объединения различных типов развития, как революционного, так и эволюционного, и их взаимосближения с целью соединения ранее чуждых друг другу социальных, культурных, этнических и государственных миров.

Следует отметить, что индустриальный тип развития долгое время рассматривался как единственно возможный, в котором осуществляется постепенная реализация естественных и неотчуждаемых прав человека с точки зрения их легитимности. Однако к концу ХХ столетия эта тенденция исчерпала себя.

Стало очевидным влияние другой концепции — постиндустриального развития общества, которая на передний план ставит науку о человеке и обществе. В этой концепции отмечены те изменения, которые характерны для современной эпохи: рост народонаселения и нагрузки на окружающую среду, тенденции развития технологических систем, дезинтеграционные социальные процессы. Особенно опасным стала стремительно растущая пропасть между богатыми и бедными странами.

С по г. Существует много различных концепций постиндустриального общества, но обобщенно они сводятся к тому, что природа больше не рассматривается только как источник сырья для экстенсивно развивающейся экономики. Общественное производство постепенно ориентируется не на объемы, а на качество продукции, на массовое удовлетворение индивидуальных потребностей. Сам процесс производства все больше сосредотачивает внимание на качественной деятельности людей и особенно на личности работника.

Основное внимание в процессе производства и социальной деятельности уделяется проблеме квалификации, образования, компетентности, а ценность человеческой деятельности определяется качеством воплощенных в ней усилий, способностей, информации.

В социальной деятельности людей постиндустриального общества решающее значение имеет социально-экономическая сфера, в которой осуществляется взаимосвязь и взаимодействие между различными группами с целью удовлетворения потребностей человека. В целом идея постиндустриального развития общества может рассматриваться в качестве наиболее вероятного итога развития современной цивилизации, с ее новым состоянием производственно-технологической системы, появлением качественно нового явления — технологического субъекта, социальная функция деятельности которого осуществляется в единстве технологических, организационных и управленческих процессов.

Основные принципы развития всегда были связаны с проявлением закономерностей и случайностей в историческом процессе. Понимание закономерностей в социальной организации общества базировалось на лапласовском детерминизме, согласно которому в природе доминируют однозначно определенные динамические законы, которые механически переносились на общество.

При этом почти не уделялось внимания статистическим вероятностным закономерностям. Сегодня этот недостаток исправляет синергетика И. Пригожин, Г. Хакен Синергетика как новое направление в изучении развития построена на принципе самоорганизации в явлениях неживой и живой природы, а также общества. Это возможно потому, что и человек, и природа подчинены общим синергетическим закономерностям и могут рассматриваться в качестве структурных компонентов единого процесса самоорганизации всего сущего Классическая наука исходила из того, что любое событие заведомо определено первоначальными условиями.

Случайности объяснялись тем, что мы не обладаем полнотой информации. Синергетика, напротив, придает случайности большое значение. Она исходит из того, что системы по своей природе находятся преимущественно в состоянии неустойчивого равновесия не только в силу внешних обстоятельств, но и в результате спонтанных внутренних изменений. Даже незначительные отклонения от равновесия могут привести к радикальным изменениям.

Система оказывается в полосе нестабильности в окрестности «точки бифуркации». По существу, это кризис системы. Система переходит на другой уровень функционирования, возможно, вплоть до деградации и распада. При этом в «точке бифуркации» невозможно предвидеть, в какое состояние перейдет система. Однако после того, как путь выбран, в свои преимущественные права вновь вступает детерминизм — до того момента, когда новая система не окажется в полосе других спонтанных изменений Таким образом, синергетика учитывает как детерминистские, так и вероятностные пути развития, что позволяет использовать ее принципы для изучения социокультурного развития общества.

По крайней мере, два направления в теории самоорганизации систем имеют практическое значение. Во-первых, нового осмысления требуют подходы к таким процессам и явлениям, как проблема исторического детерминизма, критериев социального прогресса, природы социальных кризисов, роли социальных утопий, существования пределов культурного развития человечества.

Во-вторых, поскольку синергетическая парадигма интегративна и универсальна, она имеет прямое отношение к возможности разрешения противоречий в рамках понятия «социальный порядок». Те социальные процессы, которые отождествляются с беспорядком, могут рассматриваться не с точки зрения исчезновения социального порядка, а как показатель зарождения его нового варианта.

Процесс самоорганизации может рассматриваться также с позиций сравнительного анализа эволюции человеческого общества и его природной основы. Академик Н. Моисеев считает, что совместное, взаимосвязанное развитие живой природы и человечества является важнейшим моментом коэволюции. Развитие человечества как части биосферы не может быть стабильным, равновесным, но оно должно быть согласовано с развитием тоже неравновесной и тоже изменчивой природной системы.

Принцип коэволюции совместной эволюции человека и биосферы является необходимым условием выживания человечества. С точки зрения Н. Моисеева, коэволюция имеет три уровня: неживую природу, живое вещество и общество как единый процесс развития Развитие осуществляется по принципу усложнения организации. С появлением человека на естественный процесс самоорганизации материи накладывается ее самоорганизующий, направляющий смысл — с помощью интеллекта.

Благодаря человеку как носителю развитого интеллекта природа стала не только «познавать себя», но и интенсифицировать процесс самоорганизации материи. К деятельности естественного интеллекта человека добавляется «новая форма памяти» — посредством орудий труда и организации деятельности.

Общественная самоорганизация живого мира протекает уже в контексте памяти как культурного феномена: генетическая память — обучение — нравственность По мнению Н. Моисеева, интенсивность процессов, связанных с организованным способом деятельности, а также совокупность сотворенных интеллектом средств этой деятельности особенно усложняется с переходом общества в информационную стадию развития. На этом уровне принцип коэволюции означает такую систему запретов экологических императивов , которая исключает возможность изменения параметров биосферы как особого организма, в котором существует человек и непосредственная среда его обитания.

Сегодня изменение параметров биосферы приблизилось к той запретной черте, переступить которую человечество не имеет права, если хочет сохранить себя. Это отправная позиция в достигнутом уровне развития, когда понимание допустимого будущего требует проведения целого ряда комплексных исследований, связанных с практической деятельностью, как в области развития техники, так и целенаправленной деятельности общества.

Необходимо выработать систему взаимодействия с окружающей средой, способной сохранить ее в рамках, допускающих существование человечества. Этим определяются границы глобальной, охватывающей все стороны жизни и деятельности человечества. Следует отметить, что тенденция глобализации — закономерный этап эволюции мирового сообщества. На протяжении всей истории человечества происходил устойчивый процесс усложнения социальных систем. Глобальные по своим масштабам кризисы порождают и соответствующие структурные изменения.

Сегодня они связаны с разрешением экологических, энергетических, продовольственных, демографических и ряда других проблем, выросших до масштаба общепланетарных. Перед человечеством встала задача преодоления социального неравенства народов, экономической и культурной отсталости миллионов людей в странах Азии и Африки, сохранения окружающей среды, развития культуры и науки, сохранения генофонда человечества и свободы личности. Оценки процесса глобализации в литературе неоднозначны: от положительных, утверждающих универсализацию человеческих ценностей, напоминая, что еще И.

Кант выдвинул идею вечного мира и образования единого мирового правительства, до крайне негативных, рассматривающих глобализацию как признание растущей взаимосвязи, главным следствием которой является подрыв, разрушение национального государственного суверенитета.

Первую попытку дать всеобъемлющий анализ модели глобального развития предприняли представители Римского клуба. Весной г. Печчеи разослал приглашения 30 видным европейским ученым и представителям делового мира с целью обмена мнениями по глобальным проблемам современности.

Так было положено начало организации, получившей название Римского клуба, сыгравшего заметную роль в научном прогнозировании развития. Клуб планировал проведение исследований глобальных проблем, исходя из следующих целей. Во-первых, он стремился содействовать тому, чтобы люди могли полнее и глубже осознать стоящие перед человечеством трудности и проблемы глобального характера.

Во-вторых, он предполагал использовать все доступные знания для установления новых отношений между государствами, политическими и правовыми институтами с тем, чтобы устранить кризисные ситуации в мире С целью реализации поставленных задач Римский клуб обратился к американскому специалисту в области системной динамики Д. Форрестеру с предложением разработать модель, имитирующую развитие мировых процессов.

Были созданы три модели для выявления тенденций мирового развития, учитывающие величину населения, капиталовложений, невозобновляемых природных ресурсов, загрязнения окружающей среды, продовольствия. Реализация последней модели «Мир-3» осуществлялась группой молодых ученых под руководством Д.

С помощью этой модели исследовалось поведение глобальной системы во временном интервале лет — с по г. Предполагалось, что изменение основных параметров системы, включающих в себя состояние промышленности, сельского хозяйства, народонаселения и невозобновляемых природных ресурсов и загрязнения окружающей среды, происходит в рамках существующей тенденции развития человечества. Расчеты на ЭВМ показали, что в этом случае неизбежен глобальный кризис, поскольку рост промышленного производства и населения вступает в противоречие с ограниченными природными ресурсами и увеличивающимся загрязнением окружающей среды, губительно сказывающимся на здоровье людей.

Результаты этого исследования были опубликованы в США в марте г. Согласно этому докладу, предотвращение глобальной катастрофы возможно лишь в том случае, если будут приняты меры по созданию условий экономической и экологической стабильности, предполагающей осуществление перехода от роста к глобальному равновесию.

Последнее предполагает удовлетворение основных материальных потребностей каждого человека и реализацию его творческого потенциала. На очередной годичной сессии в октябре г. Месаровича и Э. Авторы доклада исходили из того, что человечество находится в критической точке своей истории и ему предстоит сделать выбор: или идти по пути дальнейшего «ракового» роста, угрожающего существованию людей на Земле, или вступить на новый путь органического роста, позволяющий сохранить себя в исторической перспективе.

Эти выводы послужили методологической базой для последующей концепции социального развития. Наиболее важный вывод состоял в том, что совершенствующийся уровень промышленного производства является основной опасностью для окружающей среды. В результате ООН разработала новую концепцию устойчивого и стабильного развития, сформулированную в решениях Международной конференции по природной среде и развитию Рио-де-Жанейро, г.

На этих форумах были выявлены многоаспектные направления глобальных процессов, происходящих в мире. В рамках реализации решений Всемирной встречи на высшем уровне в Копенгагене в гг. В ходе обсуждения было выявлено, что сама концепция социального прогресса нуждается в обновлении, но сама идея социального прогресса, отрицающая как концепцию «конца истории», так и будущее «столкновение цивилизаций», является противовесом технократии и рыночному фундаментализму Был сделан также вывод, что двигателем современных процессов глобализации является мировой глобальный капитализм, представляющий собой фазу человеческой истории и в то же время политическую программу с некоторыми чертами идеологии.

Глобальный капитализм извлекает пользу из сильных сторон рыночной экономики и в настоящее время не имеет конкурентов. Однако постоянно возникающая склонность к эксцессам и самодовольству должна быть ограничена: система в целом функционирует относительно успешно лишь при условии ее регулирования со стороны государства посредством политики перераспределения.

Между тем основной тенденцией и средствами продвижения к всемирному глобальному капитализму служит дерегулирование и либерализация экономики, приватизация, конкуренция и структурная перестройка, то есть традиционные для капитализма рычаги экономической деятельности, не дающие ответа на вопросы о путях ликвидации диспропорций между бедностью и богатством, уменьшения социального неравенства.

Это заставляет считать, что глобальный капитализм — это скорее утопия, обещание того, что технический прогресс, свободная игра рыночных сил и склонность человечества к инновациям приведут к царству свободы и процветания. Большинство участников семинаров были склонны искать альтернативный проект глобальному капитализму.

Высказывались предложения относительно программы альтернативной цивилизации, поиска универсального идеала: полезно было бы замедлить процесс глобализации, сбавить ее скорость с тем, чтобы придать понятию «переходный период» универсальное значение, чтобы можно было осмыслить через действующие лица и жертвы цивилизации тот путь, по которому движется мир или на который его подталкивают; следует всячески поддерживать широкий спектр институтов и начинаний человека на всех уровнях от местного до международного с тем, чтобы научиться быть человечным, найти более разумные отношения между человеком и природой, быть в гармонии с собой, установить нерасторжимые связи между личностью, коллективом и Вселенной.

Для будущего человечества огромную важность имеет начинающийся диалог о правах и ответственности, привилегиях и обязанностях, свободе и заботе об общем благе. В целом о глобализации начинают говорить, когда речь идет о важных процессах интернационализации экономики, развитии единой системы мировой связи, изменении и ослаблении функций национального государства, активизации деятельности таких транснациональных образований, как этнические диаспоры, религиозные движения, мафиозные группы.

Неясности и несогласия в обозначении этих процессов термином «глобальные» возникает с момента, когда определенные общественные и экономические связи начинают выходить за пределы национальных государств. Начало этим обсуждениям положила Гарвардская школа бизнеса, которая утверждала, что экономический национализм государств потерял свое значение, когда на экономической сцене появились глобальные фирмы В экономической сфере обозначилось несколько направлений глобальных процессов: финансовая глобализация, становление глобальных МНК, регионализация экономики, интенсификация мировой экономики, тенденции к конвергенции.

Не случайно на отмеченных выше семинарах по проблеме социального прогресса сторонниками глобального капитализма выступали представители таких весьма важных международных организаций, как Всемирная торговая организация, Всемирный банк и Международный валютный фонд. Процесс глобализации носит не только всеобъемлющий, но и противоречивый характер. Не случайно, когда говорят о глобальных проблемах, отмечают бесконтрольное расселение человека по планете, неуправляемую рождаемость, разрушение окружающей среды, социальное неравенство, голод и недоедание, рост социальной несправедливости, дефицит природных и энергетических ресурсов — всего более тридцати проблем В контексте нашего анализа глобализация рассматривается как ускорение транснационализации и усиление взаимосвязи и развития стран в рамках международного порядка с участием ООН и других международных организаций.

Все перечисленные выше социальные проблемы современности, отражающие процессы глобализации, настолько взаимосвязаны, что их порой невозможно расчленить. Австралийский профессор социологии С. Кастлз показал это на примере миграционных процессов в современном обществе С его точки зрения, миграция играет наиболее важную роль в большинстве социальных трансформаций.

В настоящее время свыше млн. Миграционные процессы затрагивают, прежде всего, экономическую сферу, содействуя участию в национальной экономике граждан других стран, оттесняя на второй план порядок существования в рамках семьи и общины.

Процесс, в результате которого одни вовлекаются в общественный оборот, а другие вытесняются на периферию, нивелирует меру ответственности государств, других институтов за судьбы миллионов людей. Власти рассматривают такое неравенство лишь как необходимое условие эффективного развития экономики.

Миграционные процессы влияют на социальные отношения, культуру, национальную политику и международные отношения. Миграция, таким образом, неизбежно ведет к большой этнокультурной распыленности внутри государств, к изменению понятия идентификации и стиранию традиционных границ. Развитие осуществляется в рамках определенной социально-экономической типологии. В настоящее время наиболее распространены три ее модели: либеральная, социал-демократическая и консервативная.

В каждой из них главным является способность рынка обеспечить социально-экономическое развитие общества. Обосновывая либеральный принцип рыночной экономики, лидер либерального направления Ф. Хайек считает, что использование механизма рынка, основанного на частной собственности, приводит к накоплению большого количества информации, которая затем, с помощью свободных цен и конкуренции, способна достигать наилучших результатов.

При этом отдается предпочтение идеям неограниченной свободы индивида. Хайек, например, считает коллективизм путем, ведущим к рабству. Идеология либерализма в целом ориентирована на сохранение механизмов рыночного хозяйства и свободной конкуренции при минимально необходимой регулирующей роли государства, на умеренный социальный реформизм, обеспечение международной безопасности, развитие интеграционных процессов в экономике.

Изменение социально-экономического облика западных обществ, вызванное новейшей фазой технологической революции, обострение глобальных проблем потребовало глубокого обновления и трансформации либеральных концепций развития. В настоящее время, с одной стороны, идет процесс возрождения праволиберальных традиций, являвшихся теоретическим фундаментом неоконсерватизма как доминирующей сейчас в политике ветви неолиберализма. С другой стороны, заметна ориентация на этическое изменение либерализма с акцентом на проблемы равенства и справедливости.

Социал-демократическая модель включает в себя три программы развития: политическую, экономическую и социальную демократию. Первая должна обеспечить все права и свободы граждан, в том числе существование парламентской системы, господство закона и участие граждан в управлении. Экономическая система основана на многообразии форм собственности, определяющей роли рынка и активном участии государства в развитии экономики. Принципы функционирования такой системы развития воплощаются в ее идеалах, которые находят выражение в формах социальной демократии, практика которой должна обеспечить основные социальные права граждан.

Современные модели развития исходят из положения, что рыночная экономика является единственным известным типом организации, обеспечивающим разумное сочетание личной свободы, инициативы и возможностей для максимального числа людей. Однако, поскольку рыночная экономика способна увеличивать их неравенство, социал-демократическая модель развития служит как бы противовесом для обуздания крайностей капитализма.

Считается, что в социал-демократическом типе развития благосостояние и социальная справедливость совмещаются. Консервативная модель развития направлена на сохранение традиций, устоявшихся институтов, эволюционных изменений. Она склоняется к признанию необходимости «органического» строения общества вследствие естественного неравенства людей, которое находит выражение в существовании общественных классов и групп.

Важнейшая роль отводится частной собственности для достижения личной свободы, защиты социального порядка, ненадежности прогресса. Считается, что традиционные нормы являются главной движущей силой прогресса. Можно выделить некоторые разновидности консервативной идеологии, прежде всего традиционализма и неоконсерватизма.

Традиционализм подчеркивает необходимость сохранения социальных устоев и соблюдения моральных традиций, присущих классическому рыночному капитализму. Неоконсерватизм воспринял идею общественного развития, исторической, социальной и политической активности человека, демократизации политики и социальных отношений. Таким образом, в контексте нашего анализа понятие «развитие» в исходном своем значении предполагает такие процессы в социальной сфере, которые наряду с экономикой, политикой и культурой отражают естественноисторические формы жизнедеятельности человека с точки зрения обеспечения благоприятных условий его существования, достойного личного и общественного самочувствия, степени удовлетворения материальных и духовных потребностей.

Принципы развития связаны с концепцией социального прогресса и могут быть поняты в социальных категориях в зависимости от конкретно-исторических условий. Одной из таких категорий является категория «социальная сфера». Она представляет собой один из важнейших элементов жизнедеятельности любого государства. Именно эта сфера является индикатором продвижения общества по пути социального прогресса, показатель которого выражается в формуле: люди стали жить лучше или хуже.

Это та самая сфера, где находит свое измерение понятие «человек» как действующий агент истории. И социальный прогресс, и социальная справедливость в таком подходе зависят от того, в какой мере граждане социально защищены в обществе и как они пользуются материальными и духовными благами, политическими правами и свободами.

При этом «человеческое измерение» учитывает не только провозглашение прав человека, но и их выполнение на практике. Например, понятие социальной защищенности предполагает наличие широкого спектра определений и терминов, которые должны раскрыть новое понимание человеческого измерения.

В современный словарь прочно вошли такие понятия, как «единое социальное, политическое, правовое, экологическое, информационное поле», «человек в гуманистическом измерении», «коэффициент гуманитарного развития», «биосоциальное здоровье человека», «социальная сетка безопасности». Например, коэффициент гуманитарного развития — показатель, учитывающий реальную покупательную способность людей, состояние народного образования, уровень жизни.

Биосоциальное здоровье человека рассматривается как состояние его полного физического, психического и социального благополучия. В последнее время приходит осознание важности комплексного исследования социальной сферы, познания закономерностей ее функционирования с тем, чтобы эффективнее управлять социальными процессами в обществе.

Здесь важно иметь оптимальные модели социального воспроизводства населения для проектирования эффективности методов управления социальной сферой, обобщения накопленного практического опыта для оценки реальной социальной ситуации и проведения соответствующей социальной политики. В современных взглядах на систему социальных отношений сложилось явное противоречие между потребностями общественной практики и объяснительными принципами анализа социальной сферы.

В научных теориях прослеживается недостаточная методологическая проработка ключевых понятий, путей и средств реализации этих потребностей При этом само понимание категории «социальная сфера» оказалось недостаточным. Чтобы интегрировать все те новые грани социальной реальности, которые порождают современный мир и деятельность в нем человека. Функционирование социальной сферы требует проведения соответствующей социальной политики на национальном и международном уровнях.

В центре такой политики стоят человеческая жизнь, концепция справедливого распределения, социальная устойчивость. Актуальность социальной политики в современном мире вызвана еще и тем, что большинство государств не гарантирует и не обеспечивает человеку необходимый прожиточный минимум, а многие правительства отказались от своей доли ответственности за те губительные для человека последствия, которые связаны с современным уровнем капиталистического развития.

Даже самая богатая страна мира США испытывает определенные трудности в финансировании общественных потребностей, в самом понимании общественного блага. Основные принципы социальной политики сводятся к обеспечению воспроизводства тех социальных ресурсов, из которых государство черпает себе поддержку, создает предпосылки для расширенного воспроизводства, своей деятельности и стабильности общественной системы.

Важнейшей задачей социальной политики является достижение определенного уровня равновесия в общественной жизни посредством: а предоставления государственных гарантий для предотвращения или ликвидации последствий голода, болезней, природных и техногенных катастроф, демографического взрыва и т. Важная сторона социальной политики — защита интересов граждан, особенно создание институциональных и социально-экономических предпосылок для реализации гражданами, различными слоями и группами населения своих потребностей и интересов, проявления своей активности в раскрытии личности.

Без этого не будет предпосылок гражданского общества, личной свободы, реальной демократии. Очевидно, что цели социальной политики могут быть реализованы через определенную социальную работу. Принципы и стандарты социальной работы, как правило, сведены в национальный и международные уставы, кодексы, декларации. В них формулируются программные цели и долговременные ценности социальной работы, предписывающие параметры дальнейшей деятельности конкретных исполнителей.

Конкретные задачи основаны на балансе личных интересов социального работника и его обязанностей, особенно в сфере социально-трудовых отношений. Действительно, проблемы трудоустройства и социального обеспечения нетрудоспособных и малоимущих граждан чрезвычайно обострены в условиях рынка. Конкурентный рынок предполагает экономическую эффективность без автоматического соблюдения социальной справедливости. Поэтому в соединении того и другого велика роль правовых норм и механизмов государственного регулирования социально-трудовых отношений между работниками и работодателями, преодоления отрыва человека от условий и результатов его трудовой деятельности, закрепления условий свободного развития и достойного существования современного человека В настоящее время под эгидой ООН разработана концепция устойчивого социального развития.

Ее основными чертами являются:. В странах с острыми политическими, социальными, этническими и иными конфликтами между правительствами и оппозицией должны заключаться национальные пакты согласия с тем, чтобы обеспечить преемственность политики в области развития. Устойчивое социальное развитие невозможно при неустойчивой политической системе;. Социальные и иные изменения наступают только тогда, когда изменяется способ поведения людей;.

Как видим, развитие современного мира за последние два-три десятилетия резко обострило социальную проблематику. Разрешение возникших противоречий требует усилий мирового сообщества как на национальном, так и международном уровнях. Нью-Йорк — Оксфорд. Оксфорд Юниверсити Пресс, , С. Теоретические и эмпирические модели социальных процессов.

Цивилизации перед судом истории. Техника как коммуникационная стратегия. Некоторые радикальные феминистки полагают, что в обществе существует основанная на мужском начале структура власти и подчинения, и эта структура является причиной угнетения и неравенства, и пока вся эта система и её ценности продолжают существовать, никакие значительные реформы общества невозможны, и они не видят другой альтернативы, кроме полной ломки и реконструкции общества для достижения своих целей [28].

По мнению радикальной лесбийской феминистки Мэри Дейли , мир был бы намного лучше, если бы в нём было намного меньше мужчин. Сепаратистский феминизм — форма радикального феминизма, которая критикует гетеросексуальные отношения. Сторонницы этого течения утверждают, что сексуальные различия между мужчинами и женщинами является неразрешимыми.

Сепаратистские феминистки, как правило, считают, что мужчины не могут вносить позитивный вклад в феминистское движение, и что даже руководимые благими намерениями мужчины воспроизводят патриархальную динамику [62]. Писательница Мэрилин Фрай описывает сепаратистский феминизм как «разные виды отделения от мужчин и от учреждений, отношений, ролей и действий, определяемых и доминируемых мужчинами, а также работающих в интересах мужчин и с целью сохранения мужских привилегий [en] , причём это отделение по собственному желанию инициируется или поддерживается женщинами» [63].

Либеральный феминизм добивается равенства мужчин и женщин через политические и правовые реформы. Это индивидуалистическое направление в феминизме, которое фокусируется на способности женщин достигать равных прав с мужчинами на основе собственных действий и решений. Либеральный феминизм использует личное взаимодействие между мужчинами и женщинами как отправную точку, от которой идёт преобразование общества.

По мнению либеральных феминисток, все женщины должны иметь право быть равными с мужчинами [64]. Во многом, такая позиция исходит из классической концепции Просвещения о построении общества на принципах разума и равенстве возможностей.

Применение этих принципов к женщинам положило основу либерального феминизма, развивавшегося в XIX веке такими теоретиками как: Джон Стюарт Милль , Элизабет Кэди Стэнтон и другими. Поэтому особенно важным для них был вопрос о праве собственности для женщины как одном из основных прав, гарантирующих независимость женщины от мужчины [65]. Исходя из этого, изменения положения женщин могут осуществляться без радикального изменения общественных структур, как это предполагают другие направления феминизма.

Для либеральных феминистов важны такие вопросы, как: право на аборт , вопрос о сексуальных домогательствах , возможность равноправного голосования, равенство в образовании, «равная оплата за равный труд» лозунг англ. Equal pay for equal work! Концепция тройного угнетения по этим признакам была разработана афро-американскими коммунистами и популяризирована в середине XX века феминисткой Клаудией Джонс [67]. Формы феминизма, которые стремятся к преодолению сексизма и классового угнетения, но игнорируют расизм, могут быть дискриминационными по отношению ко многим людям, включая женщин, через расовые предубеждения.

В Заявлении «чёрных» феминисток, разработанном «чёрной» феминистской лесбийской организацией « Коллектив реки Комби » The Combahee River Collective в году, говорится, что освобождение чернокожих женщин влечёт за собой свободу для всех людей, поскольку это предполагает конец расизма, сексизма и классового угнетения [68]. Одной из теорий, зародившихся в рамках этого движения, стал вуманизм Элис Уокер.

Он возник как критика феминистского движения, в котором доминируют белые женщины среднего класса и которое в целом игнорирует угнетение по расовому и классовому признакам. Элис Уокер и сторонницы вуманизма отмечали, что чернокожие женщины испытывают угнетение в других и более интенсивных формах, чем белые женщины [69]. Анджела Дэвис автор книги «Женщины, раса и класс»; «Women, Race, and Class» стала одной из первых феминисток, построивших свою аргументацию вокруг точки пересечения расы, гендера и класса — что впоследствии получило название « интерсекциональность » термин предложен Кимберли Крэншоу , являющейся известным феминистским теоретиком права , в своём эссе «Обозначая границы: Интерсекциональность , политика идентичности и насилие в отношении женщин небелого цвета кожи»; англ.

Постколониальные феминистки утверждают, что угнетение, связанное с колониальным опытом в частности: расовое, классовое и этническое угнетение оказало маргинализующее воздействие на женщин в постколониальных обществах. Они ставят под сомнение гипотезу о том, что гендерное угнетение является главной движущей силой патриархата.

Сторонники постколониального феминизма выступают против изображения женщин незападных обществ в качестве пассивных и безгласных жертв, а женщин западных стран как современных, образованных и обладающих гражданскими правами [70]. Постоколониальный феминизм возник из гендерной теории колониализма : державы-колонизаторы часто навязывают колонизируемым регионам свои нормы. По словам Чиллы Бальбек , в настоящее время постколониальный феминизм борется за уничтожение гендерного угнетения в рамках собственных культурных моделей общества, а не через те модели, которые навязывались в частности западными колонизаторами [71].

Постколониальный феминизм относится критически к западным формам феминизма в частности — к радикальному и либеральному феминизму и их универсализации женского опыта [72]. Это направление в целом может быть охарактеризовано как реакция на универсалистские тенденции в западной феминистской мысли и на недостаток внимания к гендерным вопросам в основном потоке постколониальной мысли [73].

Феминизм « третьего мира » — условное название для группы теорий, разработанных феминистками, сформировавшими свои взгляды и участвовавшими в феминистской деятельности в так называемых странах « третьего мира » [74]. Феминистки из стран «третьего мира», такие как Чандра Талпад Моханти Chandra Talpade Mohanty и Сароджини Саху Sarojini Sahoo , критикуют западный феминизм на том основании, что он этноцентричен и не принимает во внимание уникальный опыт женщин из стран « третьего мира ».

По словам Чандры Талпад Моханти , женщины в странах «третьего мира» считают, что западный феминизм основывает своё понимание женщины на «внутреннем расизме, классизме и гомофобии» [75]. Начиная с годов, одно из самых значительных преобразований в изобразительном искусстве было связано с пересмотром проблем пола. Женские группы активно проявили себя в Нью-Йорке, где Коалиция работников искусства среди своих « 13 требований », выдвинутых перед музеями, назвала необходимость «преодолеть несправедливость, веками проявляемую по отношению к художницам, установив при организации выставок, приобретении новых экспонатов и формировании отборочных комитетов, равную представительную квоту для художников обоих полов».

Вскоре возникла «группа влияния» под названием « Художницы бунтуют » «Women Artists in Revolution», сокращённо W. Члены группы ратовали за то, чтобы процент участниц был повышен с 7 до 50 процентов. В этой атмосфере дебаты о женском творчестве было сформулировано несколько ключевых идей , самые заметные из которых были изложены в эссе Линды Нохлин « Почему нет великих художниц?

Предметом рассмотрения Нохлин стал вопрос: есть ли в женском творчестве какая-то особая женская суть? Причины отсутствия среди женщин художников ранга Микеланджело — Нохлин усматривала в системе общественных институтов , включая образование. Художница Линда Бенглис сделала демонстративный жест, бросив в вызов мужскому сообществу. Она сделала ряд фотографий, где, позируя как модель, пародировала типично мужской взгляд на женщин; в заключительной фотографии цикла она снялась обнажённой с фаллоимитатором в руке.

Феминистское движение повлекло за собой [ уточнить ] различные изменения в западном обществе, в том числе: предоставление женщинам права голоса в выборах; право подавать заявление на развод ; право на владение имуществом; право женщин на контроль над собственным телом и право решать, какое медицинское вмешательство для них допустимо в том числе: выбор противозачаточных средств и аборты и другое [76].

С х годов женское освободительное движение вело кампанию за следующие женские права: равную с мужчинами оплату, равные законодательные права и свободу в планировании своей семьи. Их попытки привели к неоднозначным результатам [77]. Некоторые из исключительно радикально-феминистических [ уточнить ] взглядов теперь приняты повсеместно, как само собой разумеющаяся, традиционная часть политической мысли. Подавляющее большинство населения западных стран не видит ничего противоестественного в праве женщин голосовать, самостоятельно выбирать супруга или не выбирать никого , владеть землёй — всего того, что показалось бы невероятным ещё сто лет назад.

Феминистки, говорящие на английском языке, зачастую являются сторонниками использования гендерно-нейтрального языка [en] ; например, используя гоноратив «Ms. Феминистки также выступают за выбор слов, которые не исключают один из полов, если речь идёт о явлении, понятии или предмете, свойственном и мужчинам, и женщинам, как например «супружество» вместо «замужества» [ источник не указан дня ]. Английский язык предоставляет более глобальные примеры: слова «humanity» и «mankind» используются для обозначения всего человечества , но второе слово «mankind» восходит к слову «man» , в современном английском имеющем значение « мужчина », и потому использование слова «humanity» предпочтительнее: оно восходит к гендерно-нейтральному слову «human» : « человек ».

Данные перемены в языковых требованиях также объясняются стремлением исправить элементы сексизма в языке, так как некоторые феминистки считают, что язык напрямую влияет на наше восприятие мира и понимание своего места в нём см. Оппоненты феминизма заявляют, что женская борьба за внешнюю власть как противоположность « внутренней власти», которая помогает оказывать влияние на формирование и поддержание таких ценностей, как этика и мораль оставила «вакуум», так как ранее роль морального воспитателя традиционно отводилась женщине.

Некоторые феминистки отвечают на этот упрёк тем, что сфера образования никогда не была и не должна была быть исключительно «женской». Феминистское движение, несомненно [ уточнить ] , повлияло на гетеросексуальные отношения как в западном обществе, так и в других странах, подвергшихся влиянию феминизма.

В то время как в общем это влияние оценивается [ кем? В некоторых отношениях произошла перемена полюсов власти. В таких случаях и мужчинам, и женщинам приходится адаптироваться к сравнительно новым ситуациям, что иногда вызывает замешательство и смятение в привыкании к нетрадиционным для каждого пола ролям.

Женщины теперь более свободны в выборе открывающихся для них возможностей, но некоторые ощущают значительный дискомфорт от необходимости исполнять роль «суперженщины» через балансирование между карьерой и заботой о домашнем очаге в ответ на то, что в новом обществе женщине труднее быть «хорошей матерью».

В то же время, вместо перекладывания ответственности за воспитание и уход за детьми исключительно на матерей, многие отцы стали активнее включаться в этот процесс признавая, что это и их ответственность тоже. Начиная со «второй волны» феминизма имеют место и перемены в отношении сексуального поведения и морали женщины чувствуют себя более уверенно в сексуальных отношениях , во многом обусловленные следующими факторами:.

Несмотря на это мнение некоторые феминистки считают, что результаты сексуальной революции благоприятны только для мужчин. Дискуссия на тему «является ли супружество институтом притеснения женщин» продолжает быть актуальной; те, кто рассматривает брак как инструмент угнетения, делают выбор в пользу «гостевого» брака или так называемых «отношений без обязательств». Феминизм также оказал влияние на многие аспекты религии. В либеральных ответвлениях протестантизма женщины могут быть членами духовенства.

В реформизме и реконструктивизме женщина может стать священнослужительницей , певчей. Внутри этих групп христианского реформизма женщины постепенно стали более или менее равны мужчинам посредством доступа к высокопоставленным постам; их перспектива теперь заключается в исследовании и новом истолковании соответствующих верований.

Эти тенденции, однако, не поддерживаются в исламе , католичестве и православии. В православном и католическом богослужении женщины участвуют как певчие в хоре, однако женское священство отсутствует. Набирающие силу деноминации ислама запрещают мусульманкам быть в составе духовенства в каком бы то ни было качестве, включая занятия теологией.

Либеральные движения внутри ислама всё же не оставляют попыток провести некоторые реформы феминистского характера в мусульманском обществе. Феминизм в России начал складываться как общественное движение в середине XIX века [22] [78]. Исторически первыми задачами дореволюционного женского движения было обеспечить женщинам доступ к оплачиваемому труду и образованию [22] [78].

Позже на первый план вышла цель добиться избирательного права для женщин , что было достигнуто летом года. После Октябрьской революции большевики вначале сотрудничали с женским движением и осуществили те реформы, которые феминистки до этого готовили и продвигали десятилетиями. При этом советская власть не одобряла существование независимого женского движения, считая его буржуазным , и реализовывала собственный проект эмансипации , направленный на политическую и экономическую мобилизацию женщин в интересах государства.

Многие проблемы женщин при этом не могли быть решены и оказались на повестке нового феминистского движения, возникшего в конце х годов в диссидентских кругах, когда в самиздате вышел альманах « Женщина и Россия » [79] [80] , под редакторством Татьяны Горичевой , Наталии Малаховской и Татьяной Мамоновой. Позднее, в — годах, команда альманаха издавала журнал «Мария» и основала одноимённый женский клуб.

В диссидентском движении реакции на первые феминистские издания были разными: от заинтересованных и сочувственных до недоумённых и насмешливых. Многие утверждали, что «женское движение в России невозможно и не нужно» [80]. На Западе, по свидетельству одной из участниц альманаха «Женщина и Россия» Юлии Вознесенской , первые его выпуски имели огромный успех, что заставило многих диссидентов пересмотреть своё отношение к альманаху и женскому движению в целом [80].

Советские феминистки хотя сами они себя феминистками, как правило, не называли [81] подвергались преследованиям со стороны КГБ , макеты и тиражи журналов изымались, многим участницам феминистского самиздата угрожали отнять детей, принуждали эмигрировать [79] [80] [82]. В начале XXI века в России феминизм как движение представлен некоторым числом активисток, убеждения которых различаются от либеральных до радикальных.

Среди характерных локальных проблем феминизма в России можно назвать:. Поправки снизили уровень дискриминации, у женщин появилось право трудоустроиться водителями большегрузных автомобилей, водить электропоезда и т. Негативные реакции на феминистские идеи и требования сопутствуют феминизму на протяжении всей его истории [95].

В некоторых исторических контекстах противодействие феминистским движениям выливается в формирование антифеминистских и маскулистских контрдвижений [96]. Как отмечают исследователи контрдвижений, контрдвижения появляются в случаях, если:. Так, Мужское движение антифеминистской направленности возникло в США в е годы как реакция на успешные феминистские кампании того времени [96]. Хотя среди противников феминизма XX века существовало значительное разнообразие взглядов и аргументов, общим для большинства из них являлось представление о «биологии как судьбе» , то есть оправдание положения женщин их биологическими особенностями [97].

Иногда в антифеминистской риторике также используются религиозные аргументы [96] [97]. На протяжении истории противники феминизма были вынуждены постепенно признавать изменения в положении женщин. В результате в некоторых формах современного антифеминизма такие достижения феминистских движений, как женское избирательное право , право женщин на образование и труд, не подвергаются сомнению, но при этом отрицается современная повестка феминистских движений: антифеминисты утверждают, что феминистские движения уже выполнили свою историческую роль и больше не нужны [98].

Иногда сторонники этой позиции также утверждают, что в современном обществе дискриминации подвергаются уже мужчины [98]. Некоторые авторы предполагают, что представительницы радикального феминизма выступают за переход социальной организации к матриархату [99] [] [] [] [] []. Как отмечают исследователи, антифеминисты XX века часто прибегали к пренебрежительным характеристикам и высмеиванию феминисток, использовали переход на личности, гомофобные и мизогинные оскорбления [97].

Российская исследовательница Страхова считает, что современный феминизм характеризуется стремлением к двойным стандартам в пользу женщин, «что подчёркивается в антифеминистских текстах, обвиняющих уже феминизм в половой дискриминации»: по мысли исследователя, «феминизм готов оставить мужчинам обязанности с сокращением прав, а женщинам предоставить максимум прав при минимуме обязанностей» [].

Российская исследовательница Геворкова критикует «экстремистские» проявления феминизма, под которыми она понимает радикальный феминизм : по её мнению, свойственные этому направлению идейный багаж и практика «не решают тех настоящих серьёзных проблем, которые могут быть решены лишь постепенно» []. Материал из Википедии — свободной энциклопедии.

Это стабильная версия , отпатрулированная 25 апреля Запрос « Женский вопрос » перенаправляется сюда. На эту тему нужно создать отдельную статью. Основная статья: История феминизма. Основная статья: Протофеминизм. Возможно, эта статья содержит оригинальное исследование.

Добавьте ссылки на источники , в противном случае она может быть выставлена на удаление. Дополнительные сведения могут быть на странице обсуждения. Основная статья: Суфражистки. Эта статья или раздел описывает ситуацию применительно лишь к одному региону , возможно, нарушая при этом правило о взвешенности изложения.

Вы можете помочь Википедии, добавив информацию для других стран и регионов. Основная статья: Вторая волна феминизма. Основная статья: Третья волна феминизма. Основная статья: Четвёртая волна феминизма. Основные статьи: Теория феминизма и Гендерные исследования. Анархо-феминизм Атеистический феминизм [en] Белый феминизм [en] Вуманизм от англ. Основные статьи: Социалистический феминизм и Марксистский феминизм. Основная статья: Радикальный феминизм. Основная статья: Либеральный феминизм.

Основные статьи: Чёрный феминизм , Африканский феминизм и Вуманизм. Основная статья: Постколониальный феминизм. Основная статья: Арт-феминизм. В этой статье не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема , иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.

Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники. Эта отметка установлена 21 августа года. Основная статья: Феминизм в России. Основная статья: Антифеминизм. Жена, даже не обладающая общностью имущества с мужем или при наличии раздельности её имущества, не может дарить, отчуждать, закладывать, приобретать, по возмездному или безвозмездному основанию, без участия мужа в составлении акта или без его письменного согласия.

Globalization and Feminist Activism англ. What is Feminism? Feminism is for Everybody: Passionate Politics. Почему я феминистка? Дата обращения: 10 января Becoming the Third Wave англ. Chapter 1. Sex wars: sexual dissent and political culture англ. Women, class, and the feminist imagination: a socialist-feminist reader англ. Desiring revolution: second-wave feminism and the rewriting of American sexual thought, to англ. The Sexual liberals and the attack on feminism англ.

Pleasure and Danger: Exploring Female Sexuality англ. The Guardian 10 December Дата обращения: 28 мая Архивировано 14 марта года. Political Insight [ англ. DOI : The Political Studies Association 5 July Дата обращения: 1 января Архивировано 2 февраля года.

Feminism: A fourth wave? Дата обращения: 27 июня Studies in Gender and Sexuality [ англ. ISSN Sylvia Pankhurst: a life in radical politics англ. Русский феминизм как вызов современности. Дата обращения: 7 января Архивировано 5 марта года.

Системные расстановки неопр. Архивировано 10 января года. Modern feminist thought: from the second wave to «post-feminism». Daring to be bad: radical feminism in America, — Личное — это политическое Архивная копия от 20 ноября на Wayback Machine рус. Feminist Revolution. New York: Random House, The New York Times 5 February Дата обращения: 18 января Загадка женственности. French feminist thought: a reader англ. French Feminism in an International Frame англ. Third wave feminism: a critical exploration англ.

Backlash: the undeclared war against women англ. Vox 20 March Laughing with Medusa: classical myth and feminist thought англ. He said, she says: an RSVP to the male text англ. The matrixial borderspace англ.

РАБОТА ПОГРАНИЧНИКОМ ДЕВУШКА

Законодательного регулирования труда рабочих а тем более зарплаты не существовало. Несмотря на то, что стачечная борьба запрещалась, равно как и организация профессиональных союзов, рабочие бастовали, организовывались в союзы, устраивали манифесты в защиту своих интересов.

Под воздействием рабочего движения правительства некоторых государств Европы стали переходить к политике социального маневрирования, в том числе через принятие законов об условиях труда и быта рабочих, т. Так, в Англии были приняты законы , гг.

После многих стачек, локаутов, судебных процессов английский парламент в году согласился узаконить существование профсоюзов тред-юнионов. Профсоюзы получили право представлять рабочих в суде и при переговорах с предпринимателями.

Но тот же закон устанавливал тюремное заключение за любое, самое малое препятствование штрейкбрехерам. Кроме того, парламент в году разрешил образовывать профсоюзы не только квалифицированным рабочим, как было прежде, но и остальным рабочим. Было отменено уголовное наказание за стачки, и только в году было упразднено наказание за «мирное уговаривание» прекратить работу или не приступать к ней. Социальное законодательство во Франции начинается, как и в Англии, с ограничения рабочего времени для детей и подростков г.

Особенно этот процесс активизировался в связи с Революцией года, которая дала рабочим Франции 10—часовой рабочий день, что можно считать успехом. Но сразу за поражением революции был восстановлен часовой рабочий день. С года начинается пора некоторого облегчения. Разрешается, хотя и на ограниченной основе, создание профессиональных союзов трудящихся. В году был принят закон, который ограничивал чрезмерную эксплуатацию детей и женщин, установил максимальную продолжительность рабочего дня — 10 часов.

В году был установлен обязательный еженедельный отдых для трудящихся Франции. Длительная и упорная борьба за 8-часовой рабочий день во Франции продолжалась много лет, и только в году был принят закон о введении 8-часового рабочего дня В том же году профсоюзы получили право на заключение коллективных договоров. В е годы XIX столетия активизируется работа по формированию социального законодательства в Германии.

Толчком этого процесса стало бурное развитие промышленности и рост числа промышленных рабочих. Рабочие были большей частью беззащитны. Низкая зарплата не позволяла им делать сбережения, и при заболеваниях и несчастных случаях они оставались ни с чем. По инициативе и при непосредственном участии рейхсканцлера Германии Отто фон Бисмарка — гг.

В течение — гг. В том же году пенсионное страхование было введено и для всех служащих Более ста лет насчитывает опыт социального законодательства в странах Скандинавии. Так, в Финляндии в году был издан указ «О призрении убогих», который в течение нескольких десятилетий был основным документом в этой сфере. В соответствии с этим указом основную роль в социальной сфере играли сельская община и церковный приход. Впоследствии эти вопросы перешли в сферу деятельности органов социального обеспечения Следующим шагом стали социальные законы Финляндии г.

Эти меры вписываются в общий контекст социальной политики Финляндии, главной целью которой является обеспечение гражданам страны, их семьям приемлемого уровня жизни и социальной защищенности. Начало этой политике положило постановление г. Социальное обеспечение и его составляющие — социальное страхование, социальная защита, различного рода пособия — в конце XIX — начале ХХ вв. В странах Европы, США, Австралии, Новой Зеландии социальное законодательство, несмотря на различного рода препятствия, расширялось и углублялось.

Так, в США в г. Хотя этот минимум был очень низким и суды возражали против такого установления, тем не менее он сыграл свою положительную роль и вступил в действие в период «нового курса» Ф. В целом система социального обеспечения населения быстро расширялась в Австралии и Новой Зеландии. Так, в Австралии в конце XIX — начале ХХ веков был запрещен труд детей до 14 лет, узаконен сокращенны рабочий день в субботу, воскресный и праздничный отдых.

Были приняты законы о санитарных условиях на производстве, о некоторых, хотя и небольших, льготах роженицам и другие социальные нормы. Раньше, чем во многих других странах, появилось пенсионное обеспечение по старости в Новой Зеландии г. Вместе с тем были приняты меры, ограничивающие права профсоюзов. Были введены обязательные третейские суды и примирительные камеры для рассмотрения споров между рабочими и предпринимателями, хотя и с явным преимуществом для работодателей.

Запрещалась политическая деятельность профсоюзов. Значительные успехи социального законодательства приходятся на е годы ХХ столетия. Так, английские законы , , гг. Названные законы во многом были несовершенны, так как половина и даже большая часть расходов, связанных с выплатой пособий, возлагались на самих застрахованных рабочих Права человека, проблемы социальной политики, защиты трудящихся живо обсуждались в конце XIX столетия, в период резкого обострения социально-экономической ситуации, роста числа безработных и бастующих.

Так, в период — гг. Делегаты 14 стран выработали рекомендации, которые оказали большое влияние на национальное трудовое законодательство многих стран г. На конгрессе в Цюрихе г. Другая международная конференция в том же году в Брюсселе приняла резолюцию, рекомендующую создать международную организацию для защиты труда. На Парижской конференции была создана Международная ассоциация защиты трудящихся г. Следующим шагом стала Берлинская конференция г. Социальная политика и социальная работа приобретают международный характер в связи с созданием Международной Организации Труда г.

На Парижской мирной конференции был принят документ, который становится частью Версальского договора, а затем — Уставом МОТ. Первая международная конференция труда в Вашингтоне в октябре-ноябре г. Практически одновременно с учреждением МОТ создаются социально-попечительские организации — Международная конференция по вопросам социального попечения, Международный комитет школ социального обслуживания и Международный секретариат социальных работников — предшественники ныне действующих Международной федерации социальных работников МФСР и Международной ассоциации школ социальных работников МАШСР Законотворческая работа в социальной сфере была прервана в связи с разразившейся Первой мировой войной.

При этом не только не принимались новые социальные законы в интересах трудящихся, но были приостановлены ранее принятые законы. Возобновление действий прежних законов после окончания Первой мировой войны сопровождалось в капиталистических странах принятием новых законов и социальных программ. Самым существенным в социальном законодательстве в период между двумя мировыми войнами стало принятие в ряде стран законов о социальном страховании, которые соединяли в себе основные аспекты социального обеспечения.

В качестве примера можно назвать Закон о социальном страховании США г. Затем в него были внесены дополнения о помощи беднякам, инвалидам и сиротам, разработана и принята программа помощи семьям и детям. В этом же году профсоюзы США получили значительные права в переговорах с предпринимателями и право заключать коллективные договоры. Говоря о зарождении и развитии социального законодательства, о тех или иных аспектах социальной политики следует иметь в виду, что многие виды социальной помощи, благотворительности в отношении различных групп населения возникли раньше их правового оформления.

Так, например, система социального обслуживания в Швеции сформировалась в конце XIX века. Была налажена система подготовки соционмов, т. Еще одним направлением проявления внимания политиков, мыслителей и ученых к социальным проблемам, интересам и потребностям человека является генезис социальной работы как института и вида профессиональной работы. Пионером в этой области стала Мэри Ричмонд США , автор книг «Дружеский визит к беднякам: руководство для работающих в благотворительных организациях» г.

В этих книгах изложены некоторые принципы и формы социальной работы, которые впоследствии получили название «индивидуальный метод социальной работы». Книги М. Ричмонд стали пособиями для учебных заведений США и ряда стран Европы, призванные готовить кадры для работы в социальной сфере. Труды М. Ричмонд явились реальным вкладом в разработку научных основ профессии социального работника и способствовали становлению теоретических концепций и школ социальной работы, в частности, таких наиболее распространенных, как диагностическая и функциональная.

Ричмонд в книге «Социальные диагнозы» констатировала, что главным в социальной работе является в каждом конкретном случае правильно поставленный диагноз и опора на него, что позволяет определить метод социальной помощи и социальной поддержки нуждающимся индивидам и группам населения.

Такой метод предполагал учет реальной социальной ситуации, оценки личности самого клиента с точки зрения ресурсов человека и среды обитания. Таким образом, социальная помощь рассматривалась как комбинация мероприятий по изменению социальной среды и самого клиента. Реализация этих мер предполагает учет двух взаимосвязанных методов — косвенного лечения и непосредственного метода социальной работы. Косвенный метод — это воздействие на социальную среду, т. Непосредственный метод заключается в прямом воздействии на самого клиента при помощи предложений, советов, уговоров, а также рациональных дискуссий с целью вовлечения клиента в процесс конкретных решений и действий в нужном направлении.

Эти два метода стали отправной точкой и обусловили развитие психологического и социального методов социальной работы как основных в теории и практике социальной работы. При анализе роли и значимости тех или иных психологических или социологических теорий и школ необходимо учитывать идеи и мысли тех авторов, которые опосредованно оказали и оказывают существенное влияние на становление социальной работы как общественно значимого института.

Среди них — наши соотечественники: Л. Толстой, В. Ленин, П. Сорокин, А. Чехов, Ф. Достоевский, А. Макаренко, а также зарубежные ученые З. Фрейд, Х. Сведнер, Э. Гольдштейн, В. Франкл, Р. Фельдман и др. Дальнейшее развитие теории и практики социальной работы проявляется в органической связи различных научных парадигм с психологическими и социологическими теориями формирования и воспитания человека. Всемирная социальная история, составной частью которой является генезис и развитие идей о социальном равенстве, элементов социального законодательства, социальной работы в XIX и первой половине ХХ вв.

Финансирование социальных программ в странах Запада. Положение рабочего класса в Англии. Всеобщая история государства и права. Франкфурт-на-Майне, , с. Указанное соч. Центр по правам человека. Нью-Йорк, Женева, , с. Мировое развитие во второй половине ХХ в.

При кажущейся безграничности возможностей для поступательного социального развития и прогресса многие социальные ожидания не стали реальностью. За последние десятилетия мировая социально-экономическая ситуация стала более поляризованной как с точки зрения отношений между странами, так и в рамках отдельных государств.

В документах ООН в последнее время отмечается, что если современный характер и тенденции мирового развития сохранятся, то социально-экономические различия между промышленно развитыми и развивающимися странами из несправедливых превратятся в бесчеловечные 1. Такая сложная ситуация требует углубленного анализа тех социально-экономических процессов, которыми охвачен современный мир.

С окончанием Второй мировой войны начался процесс модернизации основных форм развития сложившихся общественных структур. На Западе он был понят как однократный процесс, создающий предпосылки к экономическому росту и социальным изменениям капиталистического общества. Начиная примерно с х годов, процесс модернизации охватил и страны «третьего мира». Но здесь переход от традиционных обществ к современным потребовал более глубоких изменений в экономике, политике, культуре и сопровождался появлением новых социальных групп как агентов модернизации.

Новые государства, освободившиеся от колониальной зависимости, вынуждены были заняться проблемами экономической модернизации реконструкция экономики, индустриализация, достижение финансовой независимости , создания новой инфраструктуры для выражения политических и культурных изменений в массовом сознании, для лучшего усвоения новых идей и передовых технологий.

Государства с разными социально-экономическими укладами, историческим опытом, менталитетом, с опорой на различные инновации формировали концепции развития, которые нередко складывались под влиянием европоцентристских воззрений. В экономической сфере основной акцент был сделан на прямой помощи стран Запада, в том числе в области передачи технологий, инвестиций и т. Модернизация общества предполагала инновации в экономике, политике, социальной и духовной сферах, однако основной подход оставался техноцентристским.

С ретроспективных позиций напрашивается вывод, что мировое сообщество движется вперед неравномерно, циклами, с кризисами, отражающими по сути дела историю мировых экономических, политических и социальных сдвигов, где каждая фаза имеет одновременно экономические, политические, военные и культурные характеристики.

Это социальные трансформации, связанные с социальной напряженностью и конфликтами в мире. По мнению некоторых исследователей, мы живем в мире, который находится на грани гражданской войны в том смысле, что сама мировая система находится в обособленном состоянии, а происходящие в ней процессы оборачиваются против нее самой 2.

С другой стороны, трансформации указывают на непреложный закон изменяемости социального развития. Существует несколько основных источников социальных изменений: природные причины — истощение ресурсов, загрязнение среды обитания, катаклизмы; демографические причины — значительный рост численности населения, перенаселенность, миграция; социально-политические причины — конфликты, войны, революции, реформы; изменения в сфере культуры, экономики, научно-технический прогресс; социально-психологические причины — привыкание, насыщение, жажда новизны, рост агрессивности и т.

Через эти изменения история формирует свои категории, выражаемые в сознании людей в понятиях исторического времени. Смысл таких категорий раскрывается в реальных сообществах людей, действующих в этом времени, участвующих в жизненно важном для них обмене общественной и хозяйственной деятельностью, объединяющем их в ту или иную общность. Основной категорией истории являются процессы развития. Они включают в себя экономический рост как его двигатель, а также культуру и образ жизни народов.

По своему характеру развитие является социальным процессом, и возникающие в процессе развития задачи тесно связаны с обеспечением мира, защитой прав человека, демократией как способом управления, охраной окружающей среды. Такой подход к развитию дает возможность выработать такие методы в социальной политике, которые позволили бы искоренить нищету и социальное отчуждение, содействовали бы новому видению занятости и работы в рамках более широкой концепции «активной жизни», включающей в себя трудовую деятельность, гражданскую и социальную солидарность.

Признание культурных факторов в качестве неотъемлемой части сбалансированных стратегий развития, уделяющих должное внимание историческим, социальным и культурным особенностям каждого общества, является главным для обеспечения устойчивого социального развития. В современной науке нет единого взгляда на процесс исторического развития. Одна из точек зрения стремится представить историю как замкнутый процесс, как итог действия почти неизменных в своих основных чертах культур.

Другая стремится механически соединить формационные и цивилизационные подходы. При этом не учитывается тот факт, что в своем классическом виде теории цивилизаций создавались в значительной мере как альтернативы марксизму. Сегодня становится очевидным, что любая концепция не должна игнорировать специфику социального развития. Можно согласиться с академиком Н.

Моисеевым в том, что неоднозначность интерпретации одних и тех же эмпирических данных — «это проблема понимания того, как возникает и организуется наше знание о глобальных системах и процессах» 4. В последние десятилетия неоднократно предпринимались попытки использовать и формационный, и цивилизационный подходы для создания новой концепции социального развития. Базовые образования этой концепции исходят из представления о том, что человеческое общество в каждый данный момент состоит из множества разнообразных социальных организмов и в своем развитии претерпевает как эволюционные, так и революционные изменения.

При этом следует принимать во внимание три уровня всемирно-исторического процесса. Во-первых, уровень формационного и межформационного стадий общественного развития. Во-вторых, уровень особенного, который обнаруживает себя в возникновении, сосуществовании и радикальной трансформации локальных цивилизаций. В-третьих, уровень единичного, который проявляет себя в появлении, существовании, исчезновении или трансформации специфических социальных организмов определенной формационной или цивилизационной принадлежности.

Чрезмерное акцентирование внимания на первом уровне ведет к преувеличению роли необходимости в истории, избыточный акцент на втором уровне преувеличивает роль восточных или западных цивилизаций. Чрезмерное внимание к третьему уровню преувеличивает случайность в истории. Как общий вывод, можно сказать, что любая качественно новая ступень развития общества требует соответствующего своей специфике нового экономического и политико-правового устройства, радикального обновления духовной жизни 5.

На современном этапе развития особенно ясна несостоятельность противопоставления социальных целей и экономической эффективности в процессе развития. Эти постоянные доминанты требуют специфического соединения на понятийном уровне. Понятия «формация», «формационная стадия» необходимы в качестве методологического ключа для объяснения существенных сторон социального прогресса, но в силу своей предельной абстрактности они не могут использоваться в качестве эталона при объяснении конкретно-исторического периода развития, особенно применительно к конкретной стране.

Отсюда вовсе не следует, что разделение всемирного и конкретно-исторического в области развития, общего и частного требует отказа от понимания исторического процесса как целого. Просто выводы, касающиеся общечеловеческого развития, не должны прямо прилагаться к анализу конкретного общества. Любая концепция, имеющая некоторые обобщающие характеристики, должна выступать прежде всего методологией по отношению к исследованиям более конкретного уровня.

В рамках общей методологии важно определить представление о причинах, ведущих к тем или иным изменениям в обществе. По мнению ряда исследователей, типологически их можно суммировать по следующим признакам: потенциальные и реальные, глобальные и локальные, универсальные и частные, постоянные и переменные, длительные и кратковременные, внутренние и внешние, природные и социальные, материальные и духовные, объективные и субъективные, безличностные и личностные 6.

В ходе развития эти причины порождают, в основном через кризисы, соответствующую реакцию на возникающие обстоятельства, которую А. Тойнби назвал ситуацией «вызов — ответ» или «огниво и кремень» 7. Можно сказать, что формационная стадия развития общества и вытекающая из нее концепция общественного прогресса представляются важными структурными образованиями социального развития. Отмеченное в свое время К. Марксом представление о всемирной истории как порождении человека трудом, становление природы для человека как его естественная необходимость в процессе исторического развития, укрепилось в его сознании наличием неопровержимых свидетельств в процессе своего возникновения.

Как отмечает Х. Ортега-и-Гасет, человек — это человек лишь постольку, поскольку существование для него обязательно и всегда связано с благосостоянием. Возникающая отсюда система потребностей, называемых «органическими» или «биологическими», получает удовлетворение через техническое освоение им действительности, где «техника противоположна приспособлению субъекта к среде, представляя собой, наоборот, приспособление среды к субъекту» 8. Если отвлечься от качественных особенностей различных исторических периодов, то обнаруживается, что история выражает себя сначала в природе, затем через труд в своей непосредственной форме, к которому позже присоединяется разум в виде науки как производительной силы.

Это постоянные доминирующие источники социального развития. Они проявляют себя не в тех или иных конкретных потребностях, движущих поступками людей, а образуют саму основу человеческих потребностей. Развитие человеческого общества, взятое в самом широком плане, представляет собой естественно-исторический процесс, имеющий свои отличительные формационные характеристики с присущими им противоречиями. Этот процесс начинается в рамках естественной необходимости и продолжается с определенного рубежа как историческая необходимость.

По мере развертывания хода человеческой истории видоизменяется и само содержание социального развития, меняются его основные противоречия. Очевидно, что развитие человечества как определенным образом организованной общности людей для поддержания своего существования должно постоянно разрешать противоречия между человеком и природой, обеспечивая тем самым необходимый человеку обмен веществом и энергией с природой, осуществляемый в постоянно меняющейся в связи с ростом потребностей форме.

Но решать эту задачу человечество может, только изменяя процесс производства, характер и содержание труда. Это предполагает возникновение и разрешение противоречий как между человеком и обществом, так и между отдельными индивидами и социальными группами. Такова общая логика развития 9. Эти объективные тенденции и связанные с ними противоречия находят объяснение и разрешение через систему, сложившуюся в той или иной формации, на которую огромное влияние оказывают трудовые процессы и связанная с ними картина мира, а также те идеи, которые влияют на поступки и действия людей в рамках своего времени.

При характеристике формации важно уловить весь экономический, социальный и духовный спектр всех возникающих в обществе проблем. Хабермас считает, что труд, посредством которого в истории только и возможно освобождение человека от природы, есть как бы антропологическая константа: он организован по образцам целерационального и инструментального действия и дает возможность развить в обществе рациональные осмысленные отношения, влияющие на развитие самого общества Однако оценка труда и его результаты неоднозначны не только в экономических и социальных теориях, но и в мотивах и поступках индивидов, влияющих опосредованно на ход общественного развития.

Раскроем этот тезис на примере капитализма. Маркс, характеризуя капиталистический способ производства и роль в нем трудовых процессов, писал, что «по мере развития крупной промышленности создание действительного богатства становится менее зависимым от рабочего времени и от количества затраченного труда, чем от мощи тех агентов, которые приводятся в движение в течение рабочего времени» и которые «зависят скорее от общего уровня развития науки и от прогресса техники или от применения этой науки к производству» Маркс анализировал возникновение капитализма, рассматривая его как результат простого товарного производства, превращения денег в капитал и возникновения класса наемных работников и класса капиталистов.

Но это была лишь одна сторона капиталистического способа производства. Как показывает исторический опыт, трудовые процессы включаются в систему ценностей, мотивационный комплекс, способы хозяйствования и управления и проявляют себя в связях и отношениях не только в процессе производства, но и в социальной сфере в целом.

Они имеют мировоззренческие, этические и духовные основания. Создаваемая человеком картина мира формируется под влиянием идей, которые вынуждают человека к действиям, причем идеи имеют приоритет над интересами. Частные интересы бессознательно включаются в универсальный исторический процесс. Отметим, в частности, роль, которую сыграли религиозные идеи в становлении капиталистического общества западного образца, нашедшие свое отражение в «протестантской этике» и приведшие к рационализации поведения и образа жизни людей.

Вебер, определяя степень значимости идей в мотивационных поступках человека, различал: действие более или менее сознательно и более или менее однозначно ориентированное целерационально; действие, ориентированное не целерационально, но понятное по своему смыслу; действие, по своему смыслу более или менее понятно мотивированное, однако нарушаемое вторжением непонятных элементов Согласно Веберу, всем людям присуще «осознание» окружающего их мира в форме изменяющихся «систем значения», которые проявляются в сфере культуры как определенные системы ценностей, являющиеся результатом их социального действия.

Характер социального действия, по Веберу, зависит от процесса реконструкции в сознании людей неотрефлектированной окружающей реальности, являющейся источником их «картины мира». Возникающие при этом представления охватывают стиль жизни и поведения человека, общую направленность культуры, а также иерархии ценностей различных социальных групп. Эти комплексы оказывают серьезное воздействие на экономические факторы развития, ведущее значение среди которых отводилось религии.

Как пишет Вебер, это «те созданные религиозной верой и практикой религиозной жизни психологические стимулы, которые давали определенное направление всему жизненному строю и заставляли индивида строго держаться его» Социальная история стран Запада свидетельствует, что веберовская модель развития оказала на нее влияние в той части, где религиозные идеи в форме протестантской этики содействовали первоначальному накоплению капитала. Действительно, тот мирской аскетизм, вложенный в рамки этой этики, строго запрещавший всякое расточительство и роскошь и указывающий на необходимость экономить свободное время и создавать новые стимулы труда «во славу Бога»», был важным источником промышленного развития Запада.

Однако Вебер не преувеличивал значение религиозных идей. Главным для него было исследование истории человека через призму его мировосприятия и таким образом содействовать пониманию роли культуры в ее единстве с человеком как важного элемента социального развития. Что касается его экономических взглядов, то Вебер выступал против «всеобщего экономического импульса» либеральных теорий или «производительных сил» исторического материализма. Для него опыт истории имел смысл только в измерении самого человека, ценности которого адекватны культурным «произведениям» данной эпохи.

Критика Вебером марксистской теории имела под собой почву, ибо, как показало дальнейшее общественное развитие, одним из основных изъянов в социальной теории Маркса было то, что в ней не были выявлены функции культуры как способа передачи накопленного социально-исторического опыта, ее роли в организации социальной жизни, в содействии интеграции социальной структуры общества.

Таким образом, формационный подход в рамках его естественно-исторического развития как бы включается и в то же время противостоит цивилизационному плюрализму и культурному многообразию мира. Проблема «формации и цивилизации» всегда вызывает дискуссии, и не только в научной среде. Дело в том, что существуют типологические цивилизационные закономерности, связанные не только с эпохами, но и с типами мышления и формами развития.

Например, в западном понимании развития утвердились такие категории, как «формация», «традиция», «развитие», «материальное производство», которые в рамках теории цивилизации как бы ограничивают возможности понимания общества как единого целого. Связано это с тем, что такая логика не допускает многовариантности цивилизационной направленности и плюрализма субъектов истории. Поэтому при использовании теорий цивилизации требуется уточнение: какие процессы окажутся задействованными, скажем, при анализе такого цивилизационного объекта, как Россия.

Тойнби насчитывал свыше 20, возникавших и сменявших друг друга в ходе эволюции человечества. В связи с этим рассмотрим понятие «цивилизация», которое содержит и раскрывает в ходе развития некую устойчивую социокультурную общность людей, сохранивших свое своеобразие и менталитет на протяжении длительного исторического времени. Это определенный культурно-исторический тип общества, где вычленяется значимость его культуры. Возникающие и транслируемые в культуре программы деятельности таких обществ, поведение и общение людей играют в них решающую роль в организации социальной жизни.

Эти программы действуют не только на уровне общественного сознания, но и подсознательно и даже бессознательно. Как отмечает академик В. Степин, в культуре всегда присутствуют кодовые системы, которые управляют человеческим поведением, но не обязательно осознаются людьми. Такой подход, когда при исследовании социальной динамики учитываются программирующие функции культуры, не исключает представлений об обществе как сложном системном объекте и его развитии как естественно-историческом процессе Это тот самый аспект развития на современной стадии социально-экономической организации общества, который закладывает основы для понимания новой человеческой цивилизации, где главенствующую роль будут играть не материальные факторы с применением передовых технологий, но постоянно обновляемое знание, духовная, интеллектуальная культура, призванная устранить барьер между духовной и производительной деятельностью человека.

Такое понимание развития должно сбалансировать те достижения цивилизации, которые связаны с технологическим освоением природы изобретение машин, использование электричества и т. Например, Ю. Хабермас в своей теории коммуникативного действия решительно противопоставляет целерациональное и коммуникативное поведение как некую дилемму цивилизации и культуры.

Эти типы деятельности человека, с его точки зрения, обладают совершенно особыми приоритетами, логиками, структурой. Поскольку техническое действие всецело принадлежит целерациональной стратегии, имеющей внутри себя цивилизационный вирус, пожирающий культуру, то задача гуманизации общественной жизни состоит в развитии коммуникационного поведения Основу такого поведения составляют взаимные обязательства в отношениях между индивидами как противоположность той рациональной жизни, которая связана с неопределенностью распространяющегося индивидуализма.

Немецкий социолог Н. Луман назвал такие действия людей «интеракциями», смысл которых состоит в разведении понятий «общность» и «общество» с переносом центра тяжести первого в системные границы внутри общества. С точки зрения Лумана, интеракционные системы образуются между присутствующими. Они возникают потому, что люди вступают в коммуникации лишь после того, как они воспринимают друг друга.

Присутствие — это повод и одновременно граница образования системы. Что же касается общественных институтов, то они являют собой обширные системы с осмысленной коммуникацией Появление теории коммуникаций Ю. Хабермаса, теории «интеракций» Н. Лумана, теории дуальности социальной структуры Э. Гидденса, современных направлений системного моделирования в рамках «мягкого» системного подхода П. Акофф, В. Бурков, У.

Черчмен, П. Чекленд связаны не только с противоречиями современной цивилизации, но и с той неудовлетворенностью в развитии западной общественной мысли, которая на рубеже столетий оказалась неспособной разработать целостный взгляд на социальную действительность и пути ее развития. По мнению некоторых авторов, предпринимаемые усилия по созданию синтезированной социальной теории становятся особенно актуальными при сопоставлении современных синтезирующих концепций с социальной теорией Маркса, в которой социальные закономерности проявляются в смене общественных формаций под воздействием фундаментальных экономических факторов Поиском альтернативы марксовой социальной теории должны служить не только отмеченные выше концепции, но и общая методология роли культурных феноменов в социальном развитии.

Основной тезис современных концептуальных поисков форм социального развития сводится к расширению диапазона понятия «социально-экономическое развитие». Хотя в целом развитие связывается с материальными возможностями каждого общества и его людскими ресурсами, но экономический фактор, как было отмечено, уже не занимает доминирующего места.

Все большее значение приобретает аспект собственной цивилизации народов и стран, которую невозможно идентифицировать с линейным экономическим ростом. Считается, и это относится как к промышленно развитым странам, так и к развивающимся, что увлечение чисто экономическими целями приводит к нарушению самого принципа развития, поскольку другие институты общества, особенно культура, выпадают из поля зрения.

Не менее важно, что современная концепция экономического роста не исключает неполной занятости, социальной дезинтеграции и несправедливости, спекулятивных действий на финансовых рынках. Многие субъекты, действующие на финансовых рынках, оценивают окружающий мир только с точки зрения биржевых показателей, курсов акций, финансовой надежности корпораций и т.

Их не волнует социальная и экологическая цена того, что они делают, пока не возникнет угроза политической дестабилизации, подрыва государственных институтов, распространения негативизма в отношении принятых норм Анализ всех этих проблем развития становится особенно трудным, когда в рамках цивилизационного подхода возникает необходимость применения типов локальной цивилизации, к которым относится и Россия.

Возникновение, существование и радикальная трансформация таких особых цивилизаций, организующим началом которых является государство и система ценностей, основанных на духовной общности и противостоящих индивидуализму, имеет свою специфику, делающую многие традиционные пути развития бесперспективными. Начав свои реформы в начале х годов с либерально-демократической модели развития, Россия столкнулась с невиданным в ее истории разрушением промышленного и аграрного потенциала, исторически сложившихся социальных связей и инфраструктуры.

Усилился процесс отчуждения человека от власти и от производительного труда. Коммерциализация пагубно сказывается на состоянии науки, образования, культуры. Россия никогда еще в своей истории не испытывала такого кризиса нравственности, всей духовной сферы. В экономической сфере, в социальных и производственных отношениях наблюдается засилие криминала. Невиданный размах приобрела коррупция государственного аппарата. Видимо, правы те исследователи, которые утверждают, что сегодняшняя ситуация в России отличается системным кризисом, проявляющимся в том, что пришедший к руководству государственный аппарат не имел цели обеспечить благополучие и развитие государства и общества, а стремился обеспечить лишь собственную стабильность Низкая результативность трансформационных процессов объясняется несоответствием методов экономических и социальных преобразований объективным условиям российского общества.

В стране, которая подвергала «сомнению» действие любых объективных законов, которая постоянно находится в «межформационной стадии» развития, действие законов рыночных отношений должно быть скорректировано государственным регулированием. В первую очередь, в экономической сфере. Видимо, стратегической задачей России должна быть идея гражданского национального согласия, проведение такой политики, которая учитывает интересы всех социальных слоев и групп, с ориентацией на социальное государство и гражданское общество, построенных на традициях права и демократии, но с учетом исторического социального опыта России.

Ближе всех к таким представлениям подошла социальная философия марксизма, методологическим ключом к которой стала категория общественно-экономической формации, взятая в рамки «состояния». Если категория «формация» в этом смысле обозначает исторический тип социальных организмов с их обобщенной структурой, то цивилизация предстает как состояние человеческого рода, представленного системой информаций в их последовательном развитии и социальных взаимосвязях.

Они находят выражение в действии исторического времени, главным критерием которого выступает социальный прогресс человечества как его естественно-историческая необходимость. Содержательную сторону понятия «социальный прогресс» составляют постоянно возрастающие потребности человека и способы их удовлетворения.

В этой природе человеческих потребностей, непрерывно расширяющихся по мере своего удовлетворения и тем самым толкающих людей, все человечество к развитию и совершенствованию разнообразных средств удовлетворения возрастающих потребностей, и заключается действительное обоснование социального прогресса, его первопричина, необходимость и неизбежность. Однако социальный прогресс не следует рассматривать только как линейный процесс развития от низших его форм к более высоким.

Познание различных проявлений этого процесса — экономического, политического, культурного и т. Споры ведутся вокруг соотношения разума и роста средств производства в ходе развития. На своем историческом пути человечество проходит универсальные этапы, в которых действуют и развиваются полиструктурные и поликомпонентные системы. Покажем это на примере технологий.

Развитие технологий может быть деструктивным, регрессивным и прогрессивно-конструктивным. Чтобы обеспечить какую-либо технологию скажем, аграрно-промышленную или индустриальную механизмом устойчивого роста, необходимо существование обширной системы норм, правил, стандартов и эталонов деятельности. Она представляет собой нормативную базу производственной, социальной, экономической, политической, иной социально значимой деятельности, определяющей сущность данной цивилизации. В современной науке многообразные способы описания и интерпретации развития социальных систем, с точки зрения их временной протяженности, можно свести к трем основным подходам, которые определяют понимание социального времени Согласно первому, в общественно-политическом развитии доминирует главным образом прогрессивно-поступательный тип движения.

Развитие постепенно усложняется, повышая с течением времени организованность рассматриваемой социальной общности. При этом прогрессивное развитие социальной системы включает в себя как эволюционный путь, так и революционные преобразования системы. Второй путь представлен циклическим типом движения. Эта концепция в целом не отрицает поступательного восхождения социальной системы, но рассматривает ее как ограниченные во времени фазы развития, на смену которым приходят фазы стагнации и упадка.

Развитие человеческого общества в целом, с этой точки зрения, представляет совокупность более или менее однотипных циклов развития отдельных социальных систем — цивилизаций, этносов, государств и т. Сторонником такого подхода к социальному прогрессу был такой крупный экономист, как Н. Он обратил внимание на относительный характер закономерностей социально-экономического развития: если «законы физического мира неизменны, то меняется закономерность социально-экономических явлений с изменением структурных признаков социального строя и характера человека.

Социально-экономическая жизнь имеет свои исторические фазы. По сравнению с фазами развития внешней природы эти фазы кратки, легко различимы. В силу этого социально-экономическая жизнь представляется особенно изменчивой Третий, в настоящее время только формирующийся подход к изучению развития социальных систем, исходит из волнообразного характера их эволюции.

Волнообразность предполагает, с одной стороны, определенную направленность развития социальной системы, например, тенденцию к ее усложнению, а с другой — наличие сменяющих друг друга волн изменений, которые соответствуют состояниям и уровням организации данной системы Выдающимся представителем этого направления в начале ХХ в.

Сформулированная им концепция «длинных волн» с периодом полувека относилась главным образом к экономическому поведению. В «повышательной фазе» длинной волны подъемы в деловых циклах экономической активности усиливаются, а спады ослабевают.

В «понижательной фазе» длинной волны, наоборот, усиливались спады и ослаблялись подъемы. В дальнейшем волновой подход развивался в основном применительно к социально-экономическому развитию. Ростоу с его пятью «Стадиями экономического роста», А. Тоффлер с работой «Третья волна» и многие другие авторы вопросы цикличности связывали с концепциями индустриализма и постиндустриализма.

Тоффлеру, например, переход от одного исторического этапа к другому осуществляется в форме «волновых всплесков»: первая волна приносит аграрную цивилизацию, вторая — промышленное общество, третья — информационное, или постиндустриальное, общество Концепция индустриализма занимает важное место в процессе развития. Рождение этой парадигмы связано с периодом утверждения капиталистического общества, формированием основ индустриальной цивилизации.

Она стала возможной в результате кризиса социального порядка и разрушения традиционной религиозно-мифологической картины мира. К этим процессам присоединились экономические изменения, в частности, коммерциализация земли, труда и капитала. Рост рыночной экономики, практическое использование многочисленных изобретений и открытий, английская, а затем и североамериканская континентальная революция поставили под вопрос существующие модели порядка и авторитета.

Как утверждает академик В. Степин, промышленные революции эпохи индустриального капитализма, приведшие к возникновению крупного машинного производства, продемонстрировали связь между развитием производства и изменениями социальной структуры общества, связь, которая трудно прослеживалась в истории традиционных обществ, вследствие консерватизма средств и целей деятельности, веками повторяющихся ее видов В условиях рынка лидирующая роль переходит к экономическим теориям, выражающим интересы «экономического человека» и отражавшим разные подходы к пониманию рыночных отношений.

При всем различии классической политической экономии, марксистской экономической теории, кейнсианства, либерализма и неолиберализма, теории конвергенции — все это, по сути дела, разновидности экономической парадигмы индустриальной цивилизации на разных этапах ее цикла. Например, в теории конвергенции фактор развития основывается на сочетании двух ориентаций: экономического результата и стабильном функционировании общества, в котором можно предсказать будущее и уменьшить вероятность социальных рисков.

Национальная специфика и традиции рассматриваются как препятствие на пути как экономики, так и культуры. Согласно теории конвергенции, эти однородные социокультурные общества в глобальном масштабе должны были составить единую культуру современного индустриального общества. Как внутрисистемная модель развития теория конвергенции указывает на возможность объединения различных типов развития, как революционного, так и эволюционного, и их взаимосближения с целью соединения ранее чуждых друг другу социальных, культурных, этнических и государственных миров.

Следует отметить, что индустриальный тип развития долгое время рассматривался как единственно возможный, в котором осуществляется постепенная реализация естественных и неотчуждаемых прав человека с точки зрения их легитимности. Однако к концу ХХ столетия эта тенденция исчерпала себя. Стало очевидным влияние другой концепции — постиндустриального развития общества, которая на передний план ставит науку о человеке и обществе.

В этой концепции отмечены те изменения, которые характерны для современной эпохи: рост народонаселения и нагрузки на окружающую среду, тенденции развития технологических систем, дезинтеграционные социальные процессы. Особенно опасным стала стремительно растущая пропасть между богатыми и бедными странами.

С по г. Существует много различных концепций постиндустриального общества, но обобщенно они сводятся к тому, что природа больше не рассматривается только как источник сырья для экстенсивно развивающейся экономики. Общественное производство постепенно ориентируется не на объемы, а на качество продукции, на массовое удовлетворение индивидуальных потребностей.

Сам процесс производства все больше сосредотачивает внимание на качественной деятельности людей и особенно на личности работника. Основное внимание в процессе производства и социальной деятельности уделяется проблеме квалификации, образования, компетентности, а ценность человеческой деятельности определяется качеством воплощенных в ней усилий, способностей, информации. В социальной деятельности людей постиндустриального общества решающее значение имеет социально-экономическая сфера, в которой осуществляется взаимосвязь и взаимодействие между различными группами с целью удовлетворения потребностей человека.

В целом идея постиндустриального развития общества может рассматриваться в качестве наиболее вероятного итога развития современной цивилизации, с ее новым состоянием производственно-технологической системы, появлением качественно нового явления — технологического субъекта, социальная функция деятельности которого осуществляется в единстве технологических, организационных и управленческих процессов.

Основные принципы развития всегда были связаны с проявлением закономерностей и случайностей в историческом процессе. Понимание закономерностей в социальной организации общества базировалось на лапласовском детерминизме, согласно которому в природе доминируют однозначно определенные динамические законы, которые механически переносились на общество.

При этом почти не уделялось внимания статистическим вероятностным закономерностям. Сегодня этот недостаток исправляет синергетика И. Пригожин, Г. Хакен Синергетика как новое направление в изучении развития построена на принципе самоорганизации в явлениях неживой и живой природы, а также общества. Это возможно потому, что и человек, и природа подчинены общим синергетическим закономерностям и могут рассматриваться в качестве структурных компонентов единого процесса самоорганизации всего сущего Классическая наука исходила из того, что любое событие заведомо определено первоначальными условиями.

Случайности объяснялись тем, что мы не обладаем полнотой информации. Синергетика, напротив, придает случайности большое значение. Она исходит из того, что системы по своей природе находятся преимущественно в состоянии неустойчивого равновесия не только в силу внешних обстоятельств, но и в результате спонтанных внутренних изменений.

Даже незначительные отклонения от равновесия могут привести к радикальным изменениям. Система оказывается в полосе нестабильности в окрестности «точки бифуркации». По существу, это кризис системы. Система переходит на другой уровень функционирования, возможно, вплоть до деградации и распада. При этом в «точке бифуркации» невозможно предвидеть, в какое состояние перейдет система. Однако после того, как путь выбран, в свои преимущественные права вновь вступает детерминизм — до того момента, когда новая система не окажется в полосе других спонтанных изменений Таким образом, синергетика учитывает как детерминистские, так и вероятностные пути развития, что позволяет использовать ее принципы для изучения социокультурного развития общества.

По крайней мере, два направления в теории самоорганизации систем имеют практическое значение. Во-первых, нового осмысления требуют подходы к таким процессам и явлениям, как проблема исторического детерминизма, критериев социального прогресса, природы социальных кризисов, роли социальных утопий, существования пределов культурного развития человечества.

Во-вторых, поскольку синергетическая парадигма интегративна и универсальна, она имеет прямое отношение к возможности разрешения противоречий в рамках понятия «социальный порядок». Те социальные процессы, которые отождествляются с беспорядком, могут рассматриваться не с точки зрения исчезновения социального порядка, а как показатель зарождения его нового варианта.

Процесс самоорганизации может рассматриваться также с позиций сравнительного анализа эволюции человеческого общества и его природной основы. Академик Н. Моисеев считает, что совместное, взаимосвязанное развитие живой природы и человечества является важнейшим моментом коэволюции. Развитие человечества как части биосферы не может быть стабильным, равновесным, но оно должно быть согласовано с развитием тоже неравновесной и тоже изменчивой природной системы.

Принцип коэволюции совместной эволюции человека и биосферы является необходимым условием выживания человечества. С точки зрения Н. Моисеева, коэволюция имеет три уровня: неживую природу, живое вещество и общество как единый процесс развития Развитие осуществляется по принципу усложнения организации.

С появлением человека на естественный процесс самоорганизации материи накладывается ее самоорганизующий, направляющий смысл — с помощью интеллекта. Благодаря человеку как носителю развитого интеллекта природа стала не только «познавать себя», но и интенсифицировать процесс самоорганизации материи.

К деятельности естественного интеллекта человека добавляется «новая форма памяти» — посредством орудий труда и организации деятельности. Общественная самоорганизация живого мира протекает уже в контексте памяти как культурного феномена: генетическая память — обучение — нравственность По мнению Н.

Моисеева, интенсивность процессов, связанных с организованным способом деятельности, а также совокупность сотворенных интеллектом средств этой деятельности особенно усложняется с переходом общества в информационную стадию развития. Так, в году появилась статья Николая Пирогова «Вопросы жизни», ставившая вопрос о новом воспитании женщин.

К тому же времени относится крылатая фраза Дмитрия Писарева : «Женщина ни в чём не виновата» [24]. Он отмечал, что «мужчина гнетёт женщину и клевещет на неё… постоянно обвиняет её в умственной неразвитости, в отсутствии тех или других высоких добродетелей, в наклонностях к тем или иным преступным слабостям…» [25]. На рубеже —х годов, женское движение начало формировать новую, феминистскую идеологию и выдвинуло как свою новую основную цель достижение избирательного права для женщин [22].

Этой цели движению удалось в полной мере достигнуть летом года, когда женское движение добилось от Временного правительства бесцензового избирательного права в органы власти всех уровней: от органов местного самоуправления до самого Учредительного собрания [22]. Таким образом, женское движение в России оказалось крайне успешным: благодаря ему Россия стала одной из первых стран мира, предоставивших женщинам всю полноту избирательных прав [22].

Исследовательница Имельда Велехан предположила, что «вторая волна» была продолжением предыдущей фазы феминизма, включающей суфражисток в Великобритании и США [26]. Исследовательница Эстела Фридман , сравнивая первую и вторую «волны» феминизма, говорит, что «первая волна» сосредотачивалась на борьбе за равные избирательные права для женщин, в то время как «вторая волна» концентрировалась на всех аспектах юридического и социального равенства и ликвидации дискриминации женщин как таковой [27].

Феминистская активистка и публицистка Кэрол Ханиш придумала лозунг «Личное — это политическое» «The Personal is Political» , который стал ассоциироваться со «второй волной» [28] [29]. Феминистки «второй волны» считали, что различные формы культурного и политического неравенства женщин неразрывно связаны между собой; они призывали женщин осознать, что отдельные аспекты их личной жизни глубоко политизированы и являются отражением сексистских властных структур.

К году его начинают использовать применительно ко всему женскому движению [32]. Одним из самых активных критиков женского освободительного движения стала афроамериканская феминистка и интеллектуалка белл хукс , автор книги «Феминистская теория от края к центру» «Feminist theory from margin to center» , вышедшей в году.

Бетти Фридан в своей книге «Загадка женственности» [en] подвергла критике идею о том, что женщины могут реализовать себя только в сфере домашнего хозяйства и воспитания детей. Как сказано в некрологе Фридан, опубликованном в журнале « The New York Times » в году, «Загадка женственности»: «…дала начальный импульс современному женскому движению в году и в результате навсегда изменила структуру общества в Соединённых Штатах и других странах мира» , «многими рассматривается как одна из наиболее влиятельных публицистических книг XX века» [33].

Фридан считала, что роль домашней хозяйки и воспитательницы детей была навязана женщине посредством создания т. Она отмечала, что псевдонаучные теории, женские журналы и рекламная индустрия «научили, что женщинам, обладающим истинной женственностью, не нужна карьера, им не нужно высшее образование и политические права — одним словом, им не нужны независимость и возможности, за которые когда-то боролись феминистки.

Всё, что от них требуется, — это с раннего девичества посвятить себя поискам мужа и рождению детей» [34]. Важное развитие феминистская теория в период «второй волны» получила во Франции. По сравнению с разработками в США и Великобритании, французский феминизм отличается более философским и литературным подходом. В работах этого направления можно отметить экспрессивность и метафоричность.

Французский феминизм мало внимания уделяет политическим идеологиям и сосредотачивается на теориях «тела» [35]. К нему относятся не только французские писатели, но и те, кто работал в основном во Франции и в рамках французской традиции [36] , например, Юлия Кристева и Браха Эттингер. Являясь экзистенциалисткой , Бовуар принимает тезис Сартра о том, что «существование предшествует сущности», из чего следует, что «женщиной не рождаются, ею становятся».

В её анализе основное внимание уделяется «Женщине» социальному конструкту как « Другому » — именно это Бовуар определяет в качестве основы женского угнетения. Она утверждает, что женщина исторически считается девиантной и ненормальной; что даже Мэри Уолстонкрафт считала мужчин идеалом , к которому женщины должны стремиться. По мнению Бовуар, чтобы феминизм мог двигаться вперёд, такие представления должны уйти в прошлое [37].

В начале х годов в США начался подъём «третьей волны» феминизма, как ответ на то, что участницы этой волны феминистской мобилизации считали неудачами «второй волны», а также антифеминистскую реакцию и консервативный откат в обществе. Идеологические отличия феминизма третьей волны от второй затрагивают в первую очередь область сексуальности : феминизм третьей волны отказывается от понимания женской гетеросексуальности как стандарта и нормы и высоко ценит сексуальность как инструмент раскрепощения женщин [38].

Феминизм третьей волны также критикует присущий второй волне эссенциализм в определении женственности и женского опыта за чрезмерную сосредоточенность на опыте белых женщин среднего класса. Феминистки третьей волны уделяют большое внимание микрополитике и в основном опираются на постструктуралистское понимание гендера и сексуальности [39] [40] [41] [42].

Феминизм третьей волны вобрал в себя многие политические и теоретические тезисы, сформулированные активистками и теоретиками, которые начали свою деятельность в рамках второй волны, но занимали там маргинальные позиции — это, в частности: белл хукс , Глория Ансалдуа , Черри Морага , Одри Лорд и другие [41] [43] [44].

Началом четвёртой волны феминизма считается год, её основные акценты — это проведение кампаний по расширению прав и возможностей женщин [45] , интерсекциональность [16] , использование интернет-инструментов [46]. Примером громкого публичного осуждения сексуального насилия и домогательств стала кампания MeToo , приведшая к « эффекту Вайнштейна » и отставкам и увольнениям многих высокопоставленных мужчин, уличённых в сексуальных домогательствах. Расширение прав женщин включает борьбу со списками запрещённых профессий, борьбу за право на бесплатные и безопасные аборты прочойс , за собственный семейный и сексуальный выбор женщин « Моё тело — моё дело » , за принятие законов о криминализации домашнего насилия, борьбу c « третьей сменой ».

Феминистская теория включает в себя исследования в области антропологии , социологии [en] , истории , экономики [en] , литературной критики [en] и литературоведения [47] [48] , искусствоведения [en] [49] , психоанализа [50] , философии [51] [52] в частности, эпистемологии , философии науки [en] , эстетики , метафизики [en] , этики [en] , теории международных отношений , теории кино , политической экологии.

Современная феминистская теория основывается на теории социального конструктивизма и рассматривает «пол» а также « расу » не как природные сущности, а как политические конструкты — продукты устоявшихся способов мышления, поддерживающих отношения власти между социальными группами.

Критикуя обыденные представления о поле и расе как объективных данностях, существующих вне истории и политики, феминистские исследования документируют и прослеживают, как в период с XVII по XIX век биология использовалась в политических целях для оправдания расовых и гендерных иерархий и неравного распределения власти и ресурсов между социальными группами [53]. Таким образом, ключевым для феминистской теории является понимание «пола» и других социальных различий не как природных данностей, а как векторов власти.

Один из ключевых элементов современной феминистской теории — теория интерсекциональности , согласно которой различные формы угнетения сексизм и патриархат , расизм , капитализм , гетеросексизм и другие носят системный характер, пронизывают всё общество, все социальные институты и уровни социального взаимодействия, укрепляют и поддерживают друг друга [53]. К важнейшим отличительным чертам феминистской теории также относится последовательная критика традиционного научного знания.

Феминистская теория критикует традиционную философию, науку, литературу и другие « авторитетные » способы описания мира, создаваемые с точки зрения социально- привилегированных мужчин [53] ; многочисленные феминистские исследования показывают, что традиционная философия и наука отражает крайне ограниченный взгляд на мир и интересы этой социальной группы маскируя свою пристрастность и ограниченность за счёт конструктов «научной непредвзятости». С точки зрения феминистской теории, знание всегда зависит от социальной позиции тех, кто его производит, и отражает их взгляд на мир, а значит, и их интересы; таким образом, знание в принципе не может быть беспристрастным, нейтральным и аполитичным.

Достижение подлинной объективности возможно за счёт создания возможностей для сосуществования и диалога разных видов и форм знания, производимых людьми из разных социальных позиций [53] [54]. Термин «феминизм» не подразумевает единую идеологию, и внутри этого движения существует множество течений и групп. Это связано с различными историческими прецедентами, различиями в положении и общественном статусе женщин в разных странах, а также с другими факторами. Ниже приводится список некоторых течений феминизма.

Многие течения имеют много общих черт, и феминистки и про-феминисты могут являться последователями нескольких течений. Социалистический феминизм объединяет угнетение женщин с марксистскими идеями об эксплуатации, угнетении и труде. Социалистический феминизм рассматривает женщин как подвергающихся угнетению в связи с их неравным положением на рабочем месте и в быту [55].

Проституция, работа на дому, уход за детьми и брак рассматриваются сторонниками этого течения как способы эксплуатации женщин патриархальной системой. Социалистический феминизм сосредотачивает своё внимание на широких изменениях, затрагивающих общество в целом.

Сторонники социалистического феминизма видят необходимость совместной работы не только с мужчинами, но и со всеми другими группами, которые, как и женщины, подвергаются эксплуатации в рамках капиталистической системы [56]. Карл Маркс и Фридрих Энгельс считали, что когда классовое угнетение будет уничтожено, исчезнет и половое неравенство. Эти мысли развиваются, в частности, в работе Энгельса: « Происхождение семьи, частной собственности и государства » Энгельс связывает подчинение женщины мужчине с формированием частной собственности, классового общества и изменением характера разделения труда в семье [57].

По мнению марксистов, угнетение женщин полностью исчезнет только с окончательной ликвидацией общественного разделения труда и классового разделения. В частности, Александра Коллонтай подчёркивала, что «история борьбы работниц за лучшие условия труда, за более сносную жизнь есть история борьбы пролетариата за своё освобождение» [58].

Некоторые социалистические феминисты считают наивной точку зрения, согласно которой гендерное угнетение является подчинённым по отношению к классовому угнетению, поэтому значительная часть усилий сторонников социалистического феминизма направлена на отделение гендерных феноменов от классовых феноменов [59].

Существующие уже долгое время в США социалистические феминистские организации « Радикальные женщины » Radical Women и « Свободная социалистическая партия » Freedom Socialist Party подчёркивают, что в классических марксистских работах Фридриха Энгельса « Происхождение семьи… » и Августа Бебеля « Женщина и социализм » убедительно показана взаимосвязь гендерного угнетения и классовой эксплуатации. Разработанные Марксом идеи в отношении классов и экономических процессов могут быть применены для анализа отношений полов, но их невозможно переносить автоматически».

При этом в качестве «минуса» она отмечает, что «марксизм исключает возможность внеэкономического угнетения, что означает, что любые возможности конфликта интересов между полами без экономической подоплёки исключаются, равно как и вероятность существования патриархата в бесклассовом обществе» [60]. С течением времени стали возникать различные направления в радикальном феминизме, такие как культурный феминизм , сепаратистский феминизм и антипорнографический феминизм.

Культурный феминизм — это идеология «женской природы» или «женской сущности», пытающаяся вернуть ценность тем отличительным чертам женщины, которые кажутся недооценёнными [61]. Некоторые радикальные феминистки полагают, что в обществе существует основанная на мужском начале структура власти и подчинения, и эта структура является причиной угнетения и неравенства, и пока вся эта система и её ценности продолжают существовать, никакие значительные реформы общества невозможны, и они не видят другой альтернативы, кроме полной ломки и реконструкции общества для достижения своих целей [28].

По мнению радикальной лесбийской феминистки Мэри Дейли , мир был бы намного лучше, если бы в нём было намного меньше мужчин. Сепаратистский феминизм — форма радикального феминизма, которая критикует гетеросексуальные отношения. Сторонницы этого течения утверждают, что сексуальные различия между мужчинами и женщинами является неразрешимыми. Сепаратистские феминистки, как правило, считают, что мужчины не могут вносить позитивный вклад в феминистское движение, и что даже руководимые благими намерениями мужчины воспроизводят патриархальную динамику [62].

Писательница Мэрилин Фрай описывает сепаратистский феминизм как «разные виды отделения от мужчин и от учреждений, отношений, ролей и действий, определяемых и доминируемых мужчинами, а также работающих в интересах мужчин и с целью сохранения мужских привилегий [en] , причём это отделение по собственному желанию инициируется или поддерживается женщинами» [63]. Либеральный феминизм добивается равенства мужчин и женщин через политические и правовые реформы. Это индивидуалистическое направление в феминизме, которое фокусируется на способности женщин достигать равных прав с мужчинами на основе собственных действий и решений.

Либеральный феминизм использует личное взаимодействие между мужчинами и женщинами как отправную точку, от которой идёт преобразование общества. По мнению либеральных феминисток, все женщины должны иметь право быть равными с мужчинами [64].

Во многом, такая позиция исходит из классической концепции Просвещения о построении общества на принципах разума и равенстве возможностей. Применение этих принципов к женщинам положило основу либерального феминизма, развивавшегося в XIX веке такими теоретиками как: Джон Стюарт Милль , Элизабет Кэди Стэнтон и другими. Поэтому особенно важным для них был вопрос о праве собственности для женщины как одном из основных прав, гарантирующих независимость женщины от мужчины [65].

Исходя из этого, изменения положения женщин могут осуществляться без радикального изменения общественных структур, как это предполагают другие направления феминизма. Для либеральных феминистов важны такие вопросы, как: право на аборт , вопрос о сексуальных домогательствах , возможность равноправного голосования, равенство в образовании, «равная оплата за равный труд» лозунг англ. Equal pay for equal work! Концепция тройного угнетения по этим признакам была разработана афро-американскими коммунистами и популяризирована в середине XX века феминисткой Клаудией Джонс [67].

Формы феминизма, которые стремятся к преодолению сексизма и классового угнетения, но игнорируют расизм, могут быть дискриминационными по отношению ко многим людям, включая женщин, через расовые предубеждения. В Заявлении «чёрных» феминисток, разработанном «чёрной» феминистской лесбийской организацией « Коллектив реки Комби » The Combahee River Collective в году, говорится, что освобождение чернокожих женщин влечёт за собой свободу для всех людей, поскольку это предполагает конец расизма, сексизма и классового угнетения [68].

Одной из теорий, зародившихся в рамках этого движения, стал вуманизм Элис Уокер. Он возник как критика феминистского движения, в котором доминируют белые женщины среднего класса и которое в целом игнорирует угнетение по расовому и классовому признакам.

Элис Уокер и сторонницы вуманизма отмечали, что чернокожие женщины испытывают угнетение в других и более интенсивных формах, чем белые женщины [69]. Анджела Дэвис автор книги «Женщины, раса и класс»; «Women, Race, and Class» стала одной из первых феминисток, построивших свою аргументацию вокруг точки пересечения расы, гендера и класса — что впоследствии получило название « интерсекциональность » термин предложен Кимберли Крэншоу , являющейся известным феминистским теоретиком права , в своём эссе «Обозначая границы: Интерсекциональность , политика идентичности и насилие в отношении женщин небелого цвета кожи»; англ.

Постколониальные феминистки утверждают, что угнетение, связанное с колониальным опытом в частности: расовое, классовое и этническое угнетение оказало маргинализующее воздействие на женщин в постколониальных обществах. Они ставят под сомнение гипотезу о том, что гендерное угнетение является главной движущей силой патриархата. Сторонники постколониального феминизма выступают против изображения женщин незападных обществ в качестве пассивных и безгласных жертв, а женщин западных стран как современных, образованных и обладающих гражданскими правами [70].

Постоколониальный феминизм возник из гендерной теории колониализма : державы-колонизаторы часто навязывают колонизируемым регионам свои нормы. По словам Чиллы Бальбек , в настоящее время постколониальный феминизм борется за уничтожение гендерного угнетения в рамках собственных культурных моделей общества, а не через те модели, которые навязывались в частности западными колонизаторами [71]. Постколониальный феминизм относится критически к западным формам феминизма в частности — к радикальному и либеральному феминизму и их универсализации женского опыта [72].

Это направление в целом может быть охарактеризовано как реакция на универсалистские тенденции в западной феминистской мысли и на недостаток внимания к гендерным вопросам в основном потоке постколониальной мысли [73]. Феминизм « третьего мира » — условное название для группы теорий, разработанных феминистками, сформировавшими свои взгляды и участвовавшими в феминистской деятельности в так называемых странах « третьего мира » [74].

Феминистки из стран «третьего мира», такие как Чандра Талпад Моханти Chandra Talpade Mohanty и Сароджини Саху Sarojini Sahoo , критикуют западный феминизм на том основании, что он этноцентричен и не принимает во внимание уникальный опыт женщин из стран « третьего мира ». По словам Чандры Талпад Моханти , женщины в странах «третьего мира» считают, что западный феминизм основывает своё понимание женщины на «внутреннем расизме, классизме и гомофобии» [75]. Начиная с годов, одно из самых значительных преобразований в изобразительном искусстве было связано с пересмотром проблем пола.

Женские группы активно проявили себя в Нью-Йорке, где Коалиция работников искусства среди своих « 13 требований », выдвинутых перед музеями, назвала необходимость «преодолеть несправедливость, веками проявляемую по отношению к художницам, установив при организации выставок, приобретении новых экспонатов и формировании отборочных комитетов, равную представительную квоту для художников обоих полов».

Вскоре возникла «группа влияния» под названием « Художницы бунтуют » «Women Artists in Revolution», сокращённо W. Члены группы ратовали за то, чтобы процент участниц был повышен с 7 до 50 процентов. В этой атмосфере дебаты о женском творчестве было сформулировано несколько ключевых идей , самые заметные из которых были изложены в эссе Линды Нохлин « Почему нет великих художниц? Предметом рассмотрения Нохлин стал вопрос: есть ли в женском творчестве какая-то особая женская суть?

Причины отсутствия среди женщин художников ранга Микеланджело — Нохлин усматривала в системе общественных институтов , включая образование. Художница Линда Бенглис сделала демонстративный жест, бросив в вызов мужскому сообществу. Она сделала ряд фотографий, где, позируя как модель, пародировала типично мужской взгляд на женщин; в заключительной фотографии цикла она снялась обнажённой с фаллоимитатором в руке.

Феминистское движение повлекло за собой [ уточнить ] различные изменения в западном обществе, в том числе: предоставление женщинам права голоса в выборах; право подавать заявление на развод ; право на владение имуществом; право женщин на контроль над собственным телом и право решать, какое медицинское вмешательство для них допустимо в том числе: выбор противозачаточных средств и аборты и другое [76].

С х годов женское освободительное движение вело кампанию за следующие женские права: равную с мужчинами оплату, равные законодательные права и свободу в планировании своей семьи. Их попытки привели к неоднозначным результатам [77]. Некоторые из исключительно радикально-феминистических [ уточнить ] взглядов теперь приняты повсеместно, как само собой разумеющаяся, традиционная часть политической мысли. Подавляющее большинство населения западных стран не видит ничего противоестественного в праве женщин голосовать, самостоятельно выбирать супруга или не выбирать никого , владеть землёй — всего того, что показалось бы невероятным ещё сто лет назад.

Феминистки, говорящие на английском языке, зачастую являются сторонниками использования гендерно-нейтрального языка [en] ; например, используя гоноратив «Ms. Феминистки также выступают за выбор слов, которые не исключают один из полов, если речь идёт о явлении, понятии или предмете, свойственном и мужчинам, и женщинам, как например «супружество» вместо «замужества» [ источник не указан дня ].

Английский язык предоставляет более глобальные примеры: слова «humanity» и «mankind» используются для обозначения всего человечества , но второе слово «mankind» восходит к слову «man» , в современном английском имеющем значение « мужчина », и потому использование слова «humanity» предпочтительнее: оно восходит к гендерно-нейтральному слову «human» : « человек ». Данные перемены в языковых требованиях также объясняются стремлением исправить элементы сексизма в языке, так как некоторые феминистки считают, что язык напрямую влияет на наше восприятие мира и понимание своего места в нём см.

Оппоненты феминизма заявляют, что женская борьба за внешнюю власть как противоположность « внутренней власти», которая помогает оказывать влияние на формирование и поддержание таких ценностей, как этика и мораль оставила «вакуум», так как ранее роль морального воспитателя традиционно отводилась женщине.

Некоторые феминистки отвечают на этот упрёк тем, что сфера образования никогда не была и не должна была быть исключительно «женской». Феминистское движение, несомненно [ уточнить ] , повлияло на гетеросексуальные отношения как в западном обществе, так и в других странах, подвергшихся влиянию феминизма. В то время как в общем это влияние оценивается [ кем? В некоторых отношениях произошла перемена полюсов власти. В таких случаях и мужчинам, и женщинам приходится адаптироваться к сравнительно новым ситуациям, что иногда вызывает замешательство и смятение в привыкании к нетрадиционным для каждого пола ролям.

Женщины теперь более свободны в выборе открывающихся для них возможностей, но некоторые ощущают значительный дискомфорт от необходимости исполнять роль «суперженщины» через балансирование между карьерой и заботой о домашнем очаге в ответ на то, что в новом обществе женщине труднее быть «хорошей матерью».

В то же время, вместо перекладывания ответственности за воспитание и уход за детьми исключительно на матерей, многие отцы стали активнее включаться в этот процесс признавая, что это и их ответственность тоже. Начиная со «второй волны» феминизма имеют место и перемены в отношении сексуального поведения и морали женщины чувствуют себя более уверенно в сексуальных отношениях , во многом обусловленные следующими факторами:.

Несмотря на это мнение некоторые феминистки считают, что результаты сексуальной революции благоприятны только для мужчин. Дискуссия на тему «является ли супружество институтом притеснения женщин» продолжает быть актуальной; те, кто рассматривает брак как инструмент угнетения, делают выбор в пользу «гостевого» брака или так называемых «отношений без обязательств».

Феминизм также оказал влияние на многие аспекты религии. В либеральных ответвлениях протестантизма женщины могут быть членами духовенства. В реформизме и реконструктивизме женщина может стать священнослужительницей , певчей. Внутри этих групп христианского реформизма женщины постепенно стали более или менее равны мужчинам посредством доступа к высокопоставленным постам; их перспектива теперь заключается в исследовании и новом истолковании соответствующих верований.

Эти тенденции, однако, не поддерживаются в исламе , католичестве и православии. В православном и католическом богослужении женщины участвуют как певчие в хоре, однако женское священство отсутствует. Набирающие силу деноминации ислама запрещают мусульманкам быть в составе духовенства в каком бы то ни было качестве, включая занятия теологией.

Либеральные движения внутри ислама всё же не оставляют попыток провести некоторые реформы феминистского характера в мусульманском обществе. Феминизм в России начал складываться как общественное движение в середине XIX века [22] [78]. Исторически первыми задачами дореволюционного женского движения было обеспечить женщинам доступ к оплачиваемому труду и образованию [22] [78]. Позже на первый план вышла цель добиться избирательного права для женщин , что было достигнуто летом года.

После Октябрьской революции большевики вначале сотрудничали с женским движением и осуществили те реформы, которые феминистки до этого готовили и продвигали десятилетиями. При этом советская власть не одобряла существование независимого женского движения, считая его буржуазным , и реализовывала собственный проект эмансипации , направленный на политическую и экономическую мобилизацию женщин в интересах государства.

Многие проблемы женщин при этом не могли быть решены и оказались на повестке нового феминистского движения, возникшего в конце х годов в диссидентских кругах, когда в самиздате вышел альманах « Женщина и Россия » [79] [80] , под редакторством Татьяны Горичевой , Наталии Малаховской и Татьяной Мамоновой. Позднее, в — годах, команда альманаха издавала журнал «Мария» и основала одноимённый женский клуб.

В диссидентском движении реакции на первые феминистские издания были разными: от заинтересованных и сочувственных до недоумённых и насмешливых. Многие утверждали, что «женское движение в России невозможно и не нужно» [80]. На Западе, по свидетельству одной из участниц альманаха «Женщина и Россия» Юлии Вознесенской , первые его выпуски имели огромный успех, что заставило многих диссидентов пересмотреть своё отношение к альманаху и женскому движению в целом [80].

Советские феминистки хотя сами они себя феминистками, как правило, не называли [81] подвергались преследованиям со стороны КГБ , макеты и тиражи журналов изымались, многим участницам феминистского самиздата угрожали отнять детей, принуждали эмигрировать [79] [80] [82]. В начале XXI века в России феминизм как движение представлен некоторым числом активисток, убеждения которых различаются от либеральных до радикальных.

Среди характерных локальных проблем феминизма в России можно назвать:. Поправки снизили уровень дискриминации, у женщин появилось право трудоустроиться водителями большегрузных автомобилей, водить электропоезда и т. Негативные реакции на феминистские идеи и требования сопутствуют феминизму на протяжении всей его истории [95]. В некоторых исторических контекстах противодействие феминистским движениям выливается в формирование антифеминистских и маскулистских контрдвижений [96].

Как отмечают исследователи контрдвижений, контрдвижения появляются в случаях, если:. Так, Мужское движение антифеминистской направленности возникло в США в е годы как реакция на успешные феминистские кампании того времени [96]. Хотя среди противников феминизма XX века существовало значительное разнообразие взглядов и аргументов, общим для большинства из них являлось представление о «биологии как судьбе» , то есть оправдание положения женщин их биологическими особенностями [97].

Иногда в антифеминистской риторике также используются религиозные аргументы [96] [97]. На протяжении истории противники феминизма были вынуждены постепенно признавать изменения в положении женщин. В результате в некоторых формах современного антифеминизма такие достижения феминистских движений, как женское избирательное право , право женщин на образование и труд, не подвергаются сомнению, но при этом отрицается современная повестка феминистских движений: антифеминисты утверждают, что феминистские движения уже выполнили свою историческую роль и больше не нужны [98].

Иногда сторонники этой позиции также утверждают, что в современном обществе дискриминации подвергаются уже мужчины [98]. Некоторые авторы предполагают, что представительницы радикального феминизма выступают за переход социальной организации к матриархату [99] [] [] [] [] []. Как отмечают исследователи, антифеминисты XX века часто прибегали к пренебрежительным характеристикам и высмеиванию феминисток, использовали переход на личности, гомофобные и мизогинные оскорбления [97]. Российская исследовательница Страхова считает, что современный феминизм характеризуется стремлением к двойным стандартам в пользу женщин, «что подчёркивается в антифеминистских текстах, обвиняющих уже феминизм в половой дискриминации»: по мысли исследователя, «феминизм готов оставить мужчинам обязанности с сокращением прав, а женщинам предоставить максимум прав при минимуме обязанностей» [].

Российская исследовательница Геворкова критикует «экстремистские» проявления феминизма, под которыми она понимает радикальный феминизм : по её мнению, свойственные этому направлению идейный багаж и практика «не решают тех настоящих серьёзных проблем, которые могут быть решены лишь постепенно» []. Материал из Википедии — свободной энциклопедии. Это стабильная версия , отпатрулированная 25 апреля Запрос « Женский вопрос » перенаправляется сюда.

На эту тему нужно создать отдельную статью. Основная статья: История феминизма. Основная статья: Протофеминизм. Возможно, эта статья содержит оригинальное исследование. Добавьте ссылки на источники , в противном случае она может быть выставлена на удаление. Дополнительные сведения могут быть на странице обсуждения. Основная статья: Суфражистки. Эта статья или раздел описывает ситуацию применительно лишь к одному региону , возможно, нарушая при этом правило о взвешенности изложения.

Вы можете помочь Википедии, добавив информацию для других стран и регионов. Основная статья: Вторая волна феминизма.

РАБОТА ДЕВУШКЕ МОДЕЛЬЮ ТРУБЧЕВСК

Просто выводы, касающиеся общечеловеческого развития, не должны прямо прилагаться к анализу конкретного общества. Любая концепция, имеющая некоторые обобщающие характеристики, должна выступать прежде всего методологией по отношению к исследованиям более конкретного уровня. В рамках общей методологии важно определить представление о причинах, ведущих к тем или иным изменениям в обществе.

По мнению ряда исследователей, типологически их можно суммировать по следующим признакам: потенциальные и реальные, глобальные и локальные, универсальные и частные, постоянные и переменные, длительные и кратковременные, внутренние и внешние, природные и социальные, материальные и духовные, объективные и субъективные, безличностные и личностные 6.

В ходе развития эти причины порождают, в основном через кризисы, соответствующую реакцию на возникающие обстоятельства, которую А. Тойнби назвал ситуацией «вызов — ответ» или «огниво и кремень» 7. Можно сказать, что формационная стадия развития общества и вытекающая из нее концепция общественного прогресса представляются важными структурными образованиями социального развития. Отмеченное в свое время К. Марксом представление о всемирной истории как порождении человека трудом, становление природы для человека как его естественная необходимость в процессе исторического развития, укрепилось в его сознании наличием неопровержимых свидетельств в процессе своего возникновения.

Как отмечает Х. Ортега-и-Гасет, человек — это человек лишь постольку, поскольку существование для него обязательно и всегда связано с благосостоянием. Возникающая отсюда система потребностей, называемых «органическими» или «биологическими», получает удовлетворение через техническое освоение им действительности, где «техника противоположна приспособлению субъекта к среде, представляя собой, наоборот, приспособление среды к субъекту» 8.

Если отвлечься от качественных особенностей различных исторических периодов, то обнаруживается, что история выражает себя сначала в природе, затем через труд в своей непосредственной форме, к которому позже присоединяется разум в виде науки как производительной силы. Это постоянные доминирующие источники социального развития. Они проявляют себя не в тех или иных конкретных потребностях, движущих поступками людей, а образуют саму основу человеческих потребностей.

Развитие человеческого общества, взятое в самом широком плане, представляет собой естественно-исторический процесс, имеющий свои отличительные формационные характеристики с присущими им противоречиями. Этот процесс начинается в рамках естественной необходимости и продолжается с определенного рубежа как историческая необходимость. По мере развертывания хода человеческой истории видоизменяется и само содержание социального развития, меняются его основные противоречия.

Очевидно, что развитие человечества как определенным образом организованной общности людей для поддержания своего существования должно постоянно разрешать противоречия между человеком и природой, обеспечивая тем самым необходимый человеку обмен веществом и энергией с природой, осуществляемый в постоянно меняющейся в связи с ростом потребностей форме.

Но решать эту задачу человечество может, только изменяя процесс производства, характер и содержание труда. Это предполагает возникновение и разрешение противоречий как между человеком и обществом, так и между отдельными индивидами и социальными группами. Такова общая логика развития 9. Эти объективные тенденции и связанные с ними противоречия находят объяснение и разрешение через систему, сложившуюся в той или иной формации, на которую огромное влияние оказывают трудовые процессы и связанная с ними картина мира, а также те идеи, которые влияют на поступки и действия людей в рамках своего времени.

При характеристике формации важно уловить весь экономический, социальный и духовный спектр всех возникающих в обществе проблем. Хабермас считает, что труд, посредством которого в истории только и возможно освобождение человека от природы, есть как бы антропологическая константа: он организован по образцам целерационального и инструментального действия и дает возможность развить в обществе рациональные осмысленные отношения, влияющие на развитие самого общества Однако оценка труда и его результаты неоднозначны не только в экономических и социальных теориях, но и в мотивах и поступках индивидов, влияющих опосредованно на ход общественного развития.

Раскроем этот тезис на примере капитализма. Маркс, характеризуя капиталистический способ производства и роль в нем трудовых процессов, писал, что «по мере развития крупной промышленности создание действительного богатства становится менее зависимым от рабочего времени и от количества затраченного труда, чем от мощи тех агентов, которые приводятся в движение в течение рабочего времени» и которые «зависят скорее от общего уровня развития науки и от прогресса техники или от применения этой науки к производству» Маркс анализировал возникновение капитализма, рассматривая его как результат простого товарного производства, превращения денег в капитал и возникновения класса наемных работников и класса капиталистов.

Но это была лишь одна сторона капиталистического способа производства. Как показывает исторический опыт, трудовые процессы включаются в систему ценностей, мотивационный комплекс, способы хозяйствования и управления и проявляют себя в связях и отношениях не только в процессе производства, но и в социальной сфере в целом.

Они имеют мировоззренческие, этические и духовные основания. Создаваемая человеком картина мира формируется под влиянием идей, которые вынуждают человека к действиям, причем идеи имеют приоритет над интересами. Частные интересы бессознательно включаются в универсальный исторический процесс. Отметим, в частности, роль, которую сыграли религиозные идеи в становлении капиталистического общества западного образца, нашедшие свое отражение в «протестантской этике» и приведшие к рационализации поведения и образа жизни людей.

Вебер, определяя степень значимости идей в мотивационных поступках человека, различал: действие более или менее сознательно и более или менее однозначно ориентированное целерационально; действие, ориентированное не целерационально, но понятное по своему смыслу; действие, по своему смыслу более или менее понятно мотивированное, однако нарушаемое вторжением непонятных элементов Согласно Веберу, всем людям присуще «осознание» окружающего их мира в форме изменяющихся «систем значения», которые проявляются в сфере культуры как определенные системы ценностей, являющиеся результатом их социального действия.

Характер социального действия, по Веберу, зависит от процесса реконструкции в сознании людей неотрефлектированной окружающей реальности, являющейся источником их «картины мира». Возникающие при этом представления охватывают стиль жизни и поведения человека, общую направленность культуры, а также иерархии ценностей различных социальных групп. Эти комплексы оказывают серьезное воздействие на экономические факторы развития, ведущее значение среди которых отводилось религии.

Как пишет Вебер, это «те созданные религиозной верой и практикой религиозной жизни психологические стимулы, которые давали определенное направление всему жизненному строю и заставляли индивида строго держаться его» Социальная история стран Запада свидетельствует, что веберовская модель развития оказала на нее влияние в той части, где религиозные идеи в форме протестантской этики содействовали первоначальному накоплению капитала. Действительно, тот мирской аскетизм, вложенный в рамки этой этики, строго запрещавший всякое расточительство и роскошь и указывающий на необходимость экономить свободное время и создавать новые стимулы труда «во славу Бога»», был важным источником промышленного развития Запада.

Однако Вебер не преувеличивал значение религиозных идей. Главным для него было исследование истории человека через призму его мировосприятия и таким образом содействовать пониманию роли культуры в ее единстве с человеком как важного элемента социального развития. Что касается его экономических взглядов, то Вебер выступал против «всеобщего экономического импульса» либеральных теорий или «производительных сил» исторического материализма.

Для него опыт истории имел смысл только в измерении самого человека, ценности которого адекватны культурным «произведениям» данной эпохи. Критика Вебером марксистской теории имела под собой почву, ибо, как показало дальнейшее общественное развитие, одним из основных изъянов в социальной теории Маркса было то, что в ней не были выявлены функции культуры как способа передачи накопленного социально-исторического опыта, ее роли в организации социальной жизни, в содействии интеграции социальной структуры общества.

Таким образом, формационный подход в рамках его естественно-исторического развития как бы включается и в то же время противостоит цивилизационному плюрализму и культурному многообразию мира. Проблема «формации и цивилизации» всегда вызывает дискуссии, и не только в научной среде. Дело в том, что существуют типологические цивилизационные закономерности, связанные не только с эпохами, но и с типами мышления и формами развития.

Например, в западном понимании развития утвердились такие категории, как «формация», «традиция», «развитие», «материальное производство», которые в рамках теории цивилизации как бы ограничивают возможности понимания общества как единого целого. Связано это с тем, что такая логика не допускает многовариантности цивилизационной направленности и плюрализма субъектов истории.

Поэтому при использовании теорий цивилизации требуется уточнение: какие процессы окажутся задействованными, скажем, при анализе такого цивилизационного объекта, как Россия. Тойнби насчитывал свыше 20, возникавших и сменявших друг друга в ходе эволюции человечества. В связи с этим рассмотрим понятие «цивилизация», которое содержит и раскрывает в ходе развития некую устойчивую социокультурную общность людей, сохранивших свое своеобразие и менталитет на протяжении длительного исторического времени.

Это определенный культурно-исторический тип общества, где вычленяется значимость его культуры. Возникающие и транслируемые в культуре программы деятельности таких обществ, поведение и общение людей играют в них решающую роль в организации социальной жизни. Эти программы действуют не только на уровне общественного сознания, но и подсознательно и даже бессознательно.

Как отмечает академик В. Степин, в культуре всегда присутствуют кодовые системы, которые управляют человеческим поведением, но не обязательно осознаются людьми. Такой подход, когда при исследовании социальной динамики учитываются программирующие функции культуры, не исключает представлений об обществе как сложном системном объекте и его развитии как естественно-историческом процессе Это тот самый аспект развития на современной стадии социально-экономической организации общества, который закладывает основы для понимания новой человеческой цивилизации, где главенствующую роль будут играть не материальные факторы с применением передовых технологий, но постоянно обновляемое знание, духовная, интеллектуальная культура, призванная устранить барьер между духовной и производительной деятельностью человека.

Такое понимание развития должно сбалансировать те достижения цивилизации, которые связаны с технологическим освоением природы изобретение машин, использование электричества и т. Например, Ю. Хабермас в своей теории коммуникативного действия решительно противопоставляет целерациональное и коммуникативное поведение как некую дилемму цивилизации и культуры.

Эти типы деятельности человека, с его точки зрения, обладают совершенно особыми приоритетами, логиками, структурой. Поскольку техническое действие всецело принадлежит целерациональной стратегии, имеющей внутри себя цивилизационный вирус, пожирающий культуру, то задача гуманизации общественной жизни состоит в развитии коммуникационного поведения Основу такого поведения составляют взаимные обязательства в отношениях между индивидами как противоположность той рациональной жизни, которая связана с неопределенностью распространяющегося индивидуализма.

Немецкий социолог Н. Луман назвал такие действия людей «интеракциями», смысл которых состоит в разведении понятий «общность» и «общество» с переносом центра тяжести первого в системные границы внутри общества. С точки зрения Лумана, интеракционные системы образуются между присутствующими. Они возникают потому, что люди вступают в коммуникации лишь после того, как они воспринимают друг друга.

Присутствие — это повод и одновременно граница образования системы. Что же касается общественных институтов, то они являют собой обширные системы с осмысленной коммуникацией Появление теории коммуникаций Ю. Хабермаса, теории «интеракций» Н. Лумана, теории дуальности социальной структуры Э.

Гидденса, современных направлений системного моделирования в рамках «мягкого» системного подхода П. Акофф, В. Бурков, У. Черчмен, П. Чекленд связаны не только с противоречиями современной цивилизации, но и с той неудовлетворенностью в развитии западной общественной мысли, которая на рубеже столетий оказалась неспособной разработать целостный взгляд на социальную действительность и пути ее развития.

По мнению некоторых авторов, предпринимаемые усилия по созданию синтезированной социальной теории становятся особенно актуальными при сопоставлении современных синтезирующих концепций с социальной теорией Маркса, в которой социальные закономерности проявляются в смене общественных формаций под воздействием фундаментальных экономических факторов Поиском альтернативы марксовой социальной теории должны служить не только отмеченные выше концепции, но и общая методология роли культурных феноменов в социальном развитии.

Основной тезис современных концептуальных поисков форм социального развития сводится к расширению диапазона понятия «социально-экономическое развитие». Хотя в целом развитие связывается с материальными возможностями каждого общества и его людскими ресурсами, но экономический фактор, как было отмечено, уже не занимает доминирующего места.

Все большее значение приобретает аспект собственной цивилизации народов и стран, которую невозможно идентифицировать с линейным экономическим ростом. Считается, и это относится как к промышленно развитым странам, так и к развивающимся, что увлечение чисто экономическими целями приводит к нарушению самого принципа развития, поскольку другие институты общества, особенно культура, выпадают из поля зрения. Не менее важно, что современная концепция экономического роста не исключает неполной занятости, социальной дезинтеграции и несправедливости, спекулятивных действий на финансовых рынках.

Многие субъекты, действующие на финансовых рынках, оценивают окружающий мир только с точки зрения биржевых показателей, курсов акций, финансовой надежности корпораций и т. Их не волнует социальная и экологическая цена того, что они делают, пока не возникнет угроза политической дестабилизации, подрыва государственных институтов, распространения негативизма в отношении принятых норм Анализ всех этих проблем развития становится особенно трудным, когда в рамках цивилизационного подхода возникает необходимость применения типов локальной цивилизации, к которым относится и Россия.

Возникновение, существование и радикальная трансформация таких особых цивилизаций, организующим началом которых является государство и система ценностей, основанных на духовной общности и противостоящих индивидуализму, имеет свою специфику, делающую многие традиционные пути развития бесперспективными. Начав свои реформы в начале х годов с либерально-демократической модели развития, Россия столкнулась с невиданным в ее истории разрушением промышленного и аграрного потенциала, исторически сложившихся социальных связей и инфраструктуры.

Усилился процесс отчуждения человека от власти и от производительного труда. Коммерциализация пагубно сказывается на состоянии науки, образования, культуры. Россия никогда еще в своей истории не испытывала такого кризиса нравственности, всей духовной сферы. В экономической сфере, в социальных и производственных отношениях наблюдается засилие криминала. Невиданный размах приобрела коррупция государственного аппарата.

Видимо, правы те исследователи, которые утверждают, что сегодняшняя ситуация в России отличается системным кризисом, проявляющимся в том, что пришедший к руководству государственный аппарат не имел цели обеспечить благополучие и развитие государства и общества, а стремился обеспечить лишь собственную стабильность Низкая результативность трансформационных процессов объясняется несоответствием методов экономических и социальных преобразований объективным условиям российского общества.

В стране, которая подвергала «сомнению» действие любых объективных законов, которая постоянно находится в «межформационной стадии» развития, действие законов рыночных отношений должно быть скорректировано государственным регулированием. В первую очередь, в экономической сфере. Видимо, стратегической задачей России должна быть идея гражданского национального согласия, проведение такой политики, которая учитывает интересы всех социальных слоев и групп, с ориентацией на социальное государство и гражданское общество, построенных на традициях права и демократии, но с учетом исторического социального опыта России.

Ближе всех к таким представлениям подошла социальная философия марксизма, методологическим ключом к которой стала категория общественно-экономической формации, взятая в рамки «состояния». Если категория «формация» в этом смысле обозначает исторический тип социальных организмов с их обобщенной структурой, то цивилизация предстает как состояние человеческого рода, представленного системой информаций в их последовательном развитии и социальных взаимосвязях.

Они находят выражение в действии исторического времени, главным критерием которого выступает социальный прогресс человечества как его естественно-историческая необходимость. Содержательную сторону понятия «социальный прогресс» составляют постоянно возрастающие потребности человека и способы их удовлетворения.

В этой природе человеческих потребностей, непрерывно расширяющихся по мере своего удовлетворения и тем самым толкающих людей, все человечество к развитию и совершенствованию разнообразных средств удовлетворения возрастающих потребностей, и заключается действительное обоснование социального прогресса, его первопричина, необходимость и неизбежность.

Однако социальный прогресс не следует рассматривать только как линейный процесс развития от низших его форм к более высоким. Познание различных проявлений этого процесса — экономического, политического, культурного и т. Споры ведутся вокруг соотношения разума и роста средств производства в ходе развития. На своем историческом пути человечество проходит универсальные этапы, в которых действуют и развиваются полиструктурные и поликомпонентные системы.

Покажем это на примере технологий. Развитие технологий может быть деструктивным, регрессивным и прогрессивно-конструктивным. Чтобы обеспечить какую-либо технологию скажем, аграрно-промышленную или индустриальную механизмом устойчивого роста, необходимо существование обширной системы норм, правил, стандартов и эталонов деятельности. Она представляет собой нормативную базу производственной, социальной, экономической, политической, иной социально значимой деятельности, определяющей сущность данной цивилизации.

В современной науке многообразные способы описания и интерпретации развития социальных систем, с точки зрения их временной протяженности, можно свести к трем основным подходам, которые определяют понимание социального времени Согласно первому, в общественно-политическом развитии доминирует главным образом прогрессивно-поступательный тип движения. Развитие постепенно усложняется, повышая с течением времени организованность рассматриваемой социальной общности. При этом прогрессивное развитие социальной системы включает в себя как эволюционный путь, так и революционные преобразования системы.

Второй путь представлен циклическим типом движения. Эта концепция в целом не отрицает поступательного восхождения социальной системы, но рассматривает ее как ограниченные во времени фазы развития, на смену которым приходят фазы стагнации и упадка. Развитие человеческого общества в целом, с этой точки зрения, представляет совокупность более или менее однотипных циклов развития отдельных социальных систем — цивилизаций, этносов, государств и т.

Сторонником такого подхода к социальному прогрессу был такой крупный экономист, как Н. Он обратил внимание на относительный характер закономерностей социально-экономического развития: если «законы физического мира неизменны, то меняется закономерность социально-экономических явлений с изменением структурных признаков социального строя и характера человека. Социально-экономическая жизнь имеет свои исторические фазы. По сравнению с фазами развития внешней природы эти фазы кратки, легко различимы.

В силу этого социально-экономическая жизнь представляется особенно изменчивой Третий, в настоящее время только формирующийся подход к изучению развития социальных систем, исходит из волнообразного характера их эволюции. Волнообразность предполагает, с одной стороны, определенную направленность развития социальной системы, например, тенденцию к ее усложнению, а с другой — наличие сменяющих друг друга волн изменений, которые соответствуют состояниям и уровням организации данной системы Выдающимся представителем этого направления в начале ХХ в.

Сформулированная им концепция «длинных волн» с периодом полувека относилась главным образом к экономическому поведению. В «повышательной фазе» длинной волны подъемы в деловых циклах экономической активности усиливаются, а спады ослабевают. В «понижательной фазе» длинной волны, наоборот, усиливались спады и ослаблялись подъемы.

В дальнейшем волновой подход развивался в основном применительно к социально-экономическому развитию. Ростоу с его пятью «Стадиями экономического роста», А. Тоффлер с работой «Третья волна» и многие другие авторы вопросы цикличности связывали с концепциями индустриализма и постиндустриализма. Тоффлеру, например, переход от одного исторического этапа к другому осуществляется в форме «волновых всплесков»: первая волна приносит аграрную цивилизацию, вторая — промышленное общество, третья — информационное, или постиндустриальное, общество Концепция индустриализма занимает важное место в процессе развития.

Рождение этой парадигмы связано с периодом утверждения капиталистического общества, формированием основ индустриальной цивилизации. Она стала возможной в результате кризиса социального порядка и разрушения традиционной религиозно-мифологической картины мира. К этим процессам присоединились экономические изменения, в частности, коммерциализация земли, труда и капитала.

Рост рыночной экономики, практическое использование многочисленных изобретений и открытий, английская, а затем и североамериканская континентальная революция поставили под вопрос существующие модели порядка и авторитета. Как утверждает академик В. Степин, промышленные революции эпохи индустриального капитализма, приведшие к возникновению крупного машинного производства, продемонстрировали связь между развитием производства и изменениями социальной структуры общества, связь, которая трудно прослеживалась в истории традиционных обществ, вследствие консерватизма средств и целей деятельности, веками повторяющихся ее видов В условиях рынка лидирующая роль переходит к экономическим теориям, выражающим интересы «экономического человека» и отражавшим разные подходы к пониманию рыночных отношений.

При всем различии классической политической экономии, марксистской экономической теории, кейнсианства, либерализма и неолиберализма, теории конвергенции — все это, по сути дела, разновидности экономической парадигмы индустриальной цивилизации на разных этапах ее цикла. Например, в теории конвергенции фактор развития основывается на сочетании двух ориентаций: экономического результата и стабильном функционировании общества, в котором можно предсказать будущее и уменьшить вероятность социальных рисков.

Национальная специфика и традиции рассматриваются как препятствие на пути как экономики, так и культуры. Согласно теории конвергенции, эти однородные социокультурные общества в глобальном масштабе должны были составить единую культуру современного индустриального общества. Как внутрисистемная модель развития теория конвергенции указывает на возможность объединения различных типов развития, как революционного, так и эволюционного, и их взаимосближения с целью соединения ранее чуждых друг другу социальных, культурных, этнических и государственных миров.

Следует отметить, что индустриальный тип развития долгое время рассматривался как единственно возможный, в котором осуществляется постепенная реализация естественных и неотчуждаемых прав человека с точки зрения их легитимности. Однако к концу ХХ столетия эта тенденция исчерпала себя. Стало очевидным влияние другой концепции — постиндустриального развития общества, которая на передний план ставит науку о человеке и обществе.

В этой концепции отмечены те изменения, которые характерны для современной эпохи: рост народонаселения и нагрузки на окружающую среду, тенденции развития технологических систем, дезинтеграционные социальные процессы. Особенно опасным стала стремительно растущая пропасть между богатыми и бедными странами. С по г. Существует много различных концепций постиндустриального общества, но обобщенно они сводятся к тому, что природа больше не рассматривается только как источник сырья для экстенсивно развивающейся экономики.

Общественное производство постепенно ориентируется не на объемы, а на качество продукции, на массовое удовлетворение индивидуальных потребностей. Сам процесс производства все больше сосредотачивает внимание на качественной деятельности людей и особенно на личности работника.

Основное внимание в процессе производства и социальной деятельности уделяется проблеме квалификации, образования, компетентности, а ценность человеческой деятельности определяется качеством воплощенных в ней усилий, способностей, информации. В социальной деятельности людей постиндустриального общества решающее значение имеет социально-экономическая сфера, в которой осуществляется взаимосвязь и взаимодействие между различными группами с целью удовлетворения потребностей человека.

В целом идея постиндустриального развития общества может рассматриваться в качестве наиболее вероятного итога развития современной цивилизации, с ее новым состоянием производственно-технологической системы, появлением качественно нового явления — технологического субъекта, социальная функция деятельности которого осуществляется в единстве технологических, организационных и управленческих процессов. Основные принципы развития всегда были связаны с проявлением закономерностей и случайностей в историческом процессе.

Понимание закономерностей в социальной организации общества базировалось на лапласовском детерминизме, согласно которому в природе доминируют однозначно определенные динамические законы, которые механически переносились на общество. При этом почти не уделялось внимания статистическим вероятностным закономерностям.

Сегодня этот недостаток исправляет синергетика И. Пригожин, Г. Хакен Синергетика как новое направление в изучении развития построена на принципе самоорганизации в явлениях неживой и живой природы, а также общества. Это возможно потому, что и человек, и природа подчинены общим синергетическим закономерностям и могут рассматриваться в качестве структурных компонентов единого процесса самоорганизации всего сущего Классическая наука исходила из того, что любое событие заведомо определено первоначальными условиями.

Случайности объяснялись тем, что мы не обладаем полнотой информации. Синергетика, напротив, придает случайности большое значение. Она исходит из того, что системы по своей природе находятся преимущественно в состоянии неустойчивого равновесия не только в силу внешних обстоятельств, но и в результате спонтанных внутренних изменений.

Даже незначительные отклонения от равновесия могут привести к радикальным изменениям. Система оказывается в полосе нестабильности в окрестности «точки бифуркации». По существу, это кризис системы. Система переходит на другой уровень функционирования, возможно, вплоть до деградации и распада. При этом в «точке бифуркации» невозможно предвидеть, в какое состояние перейдет система. Однако после того, как путь выбран, в свои преимущественные права вновь вступает детерминизм — до того момента, когда новая система не окажется в полосе других спонтанных изменений Таким образом, синергетика учитывает как детерминистские, так и вероятностные пути развития, что позволяет использовать ее принципы для изучения социокультурного развития общества.

По крайней мере, два направления в теории самоорганизации систем имеют практическое значение. Во-первых, нового осмысления требуют подходы к таким процессам и явлениям, как проблема исторического детерминизма, критериев социального прогресса, природы социальных кризисов, роли социальных утопий, существования пределов культурного развития человечества.

Во-вторых, поскольку синергетическая парадигма интегративна и универсальна, она имеет прямое отношение к возможности разрешения противоречий в рамках понятия «социальный порядок». Те социальные процессы, которые отождествляются с беспорядком, могут рассматриваться не с точки зрения исчезновения социального порядка, а как показатель зарождения его нового варианта.

Процесс самоорганизации может рассматриваться также с позиций сравнительного анализа эволюции человеческого общества и его природной основы. Академик Н. Моисеев считает, что совместное, взаимосвязанное развитие живой природы и человечества является важнейшим моментом коэволюции. Развитие человечества как части биосферы не может быть стабильным, равновесным, но оно должно быть согласовано с развитием тоже неравновесной и тоже изменчивой природной системы.

Принцип коэволюции совместной эволюции человека и биосферы является необходимым условием выживания человечества. С точки зрения Н. Моисеева, коэволюция имеет три уровня: неживую природу, живое вещество и общество как единый процесс развития Развитие осуществляется по принципу усложнения организации. С появлением человека на естественный процесс самоорганизации материи накладывается ее самоорганизующий, направляющий смысл — с помощью интеллекта. Благодаря человеку как носителю развитого интеллекта природа стала не только «познавать себя», но и интенсифицировать процесс самоорганизации материи.

К деятельности естественного интеллекта человека добавляется «новая форма памяти» — посредством орудий труда и организации деятельности. Общественная самоорганизация живого мира протекает уже в контексте памяти как культурного феномена: генетическая память — обучение — нравственность По мнению Н. Моисеева, интенсивность процессов, связанных с организованным способом деятельности, а также совокупность сотворенных интеллектом средств этой деятельности особенно усложняется с переходом общества в информационную стадию развития.

На этом уровне принцип коэволюции означает такую систему запретов экологических императивов , которая исключает возможность изменения параметров биосферы как особого организма, в котором существует человек и непосредственная среда его обитания. Сегодня изменение параметров биосферы приблизилось к той запретной черте, переступить которую человечество не имеет права, если хочет сохранить себя.

Это отправная позиция в достигнутом уровне развития, когда понимание допустимого будущего требует проведения целого ряда комплексных исследований, связанных с практической деятельностью, как в области развития техники, так и целенаправленной деятельности общества. Необходимо выработать систему взаимодействия с окружающей средой, способной сохранить ее в рамках, допускающих существование человечества.

Этим определяются границы глобальной, охватывающей все стороны жизни и деятельности человечества. Следует отметить, что тенденция глобализации — закономерный этап эволюции мирового сообщества. На протяжении всей истории человечества происходил устойчивый процесс усложнения социальных систем.

Глобальные по своим масштабам кризисы порождают и соответствующие структурные изменения. Сегодня они связаны с разрешением экологических, энергетических, продовольственных, демографических и ряда других проблем, выросших до масштаба общепланетарных. Перед человечеством встала задача преодоления социального неравенства народов, экономической и культурной отсталости миллионов людей в странах Азии и Африки, сохранения окружающей среды, развития культуры и науки, сохранения генофонда человечества и свободы личности.

Оценки процесса глобализации в литературе неоднозначны: от положительных, утверждающих универсализацию человеческих ценностей, напоминая, что еще И. Кант выдвинул идею вечного мира и образования единого мирового правительства, до крайне негативных, рассматривающих глобализацию как признание растущей взаимосвязи, главным следствием которой является подрыв, разрушение национального государственного суверенитета.

Первую попытку дать всеобъемлющий анализ модели глобального развития предприняли представители Римского клуба. Весной г. Печчеи разослал приглашения 30 видным европейским ученым и представителям делового мира с целью обмена мнениями по глобальным проблемам современности. Так было положено начало организации, получившей название Римского клуба, сыгравшего заметную роль в научном прогнозировании развития.

Клуб планировал проведение исследований глобальных проблем, исходя из следующих целей. Во-первых, он стремился содействовать тому, чтобы люди могли полнее и глубже осознать стоящие перед человечеством трудности и проблемы глобального характера. Во-вторых, он предполагал использовать все доступные знания для установления новых отношений между государствами, политическими и правовыми институтами с тем, чтобы устранить кризисные ситуации в мире С целью реализации поставленных задач Римский клуб обратился к американскому специалисту в области системной динамики Д.

Форрестеру с предложением разработать модель, имитирующую развитие мировых процессов. Были созданы три модели для выявления тенденций мирового развития, учитывающие величину населения, капиталовложений, невозобновляемых природных ресурсов, загрязнения окружающей среды, продовольствия. Реализация последней модели «Мир-3» осуществлялась группой молодых ученых под руководством Д. С помощью этой модели исследовалось поведение глобальной системы во временном интервале лет — с по г.

Предполагалось, что изменение основных параметров системы, включающих в себя состояние промышленности, сельского хозяйства, народонаселения и невозобновляемых природных ресурсов и загрязнения окружающей среды, происходит в рамках существующей тенденции развития человечества.

Расчеты на ЭВМ показали, что в этом случае неизбежен глобальный кризис, поскольку рост промышленного производства и населения вступает в противоречие с ограниченными природными ресурсами и увеличивающимся загрязнением окружающей среды, губительно сказывающимся на здоровье людей. Результаты этого исследования были опубликованы в США в марте г. Согласно этому докладу, предотвращение глобальной катастрофы возможно лишь в том случае, если будут приняты меры по созданию условий экономической и экологической стабильности, предполагающей осуществление перехода от роста к глобальному равновесию.

Последнее предполагает удовлетворение основных материальных потребностей каждого человека и реализацию его творческого потенциала. На очередной годичной сессии в октябре г. Месаровича и Э. Авторы доклада исходили из того, что человечество находится в критической точке своей истории и ему предстоит сделать выбор: или идти по пути дальнейшего «ракового» роста, угрожающего существованию людей на Земле, или вступить на новый путь органического роста, позволяющий сохранить себя в исторической перспективе.

Эти выводы послужили методологической базой для последующей концепции социального развития. Наиболее важный вывод состоял в том, что совершенствующийся уровень промышленного производства является основной опасностью для окружающей среды. В результате ООН разработала новую концепцию устойчивого и стабильного развития, сформулированную в решениях Международной конференции по природной среде и развитию Рио-де-Жанейро, г. На этих форумах были выявлены многоаспектные направления глобальных процессов, происходящих в мире.

В рамках реализации решений Всемирной встречи на высшем уровне в Копенгагене в гг. В ходе обсуждения было выявлено, что сама концепция социального прогресса нуждается в обновлении, но сама идея социального прогресса, отрицающая как концепцию «конца истории», так и будущее «столкновение цивилизаций», является противовесом технократии и рыночному фундаментализму Был сделан также вывод, что двигателем современных процессов глобализации является мировой глобальный капитализм, представляющий собой фазу человеческой истории и в то же время политическую программу с некоторыми чертами идеологии.

Глобальный капитализм извлекает пользу из сильных сторон рыночной экономики и в настоящее время не имеет конкурентов. Однако постоянно возникающая склонность к эксцессам и самодовольству должна быть ограничена: система в целом функционирует относительно успешно лишь при условии ее регулирования со стороны государства посредством политики перераспределения.

Между тем основной тенденцией и средствами продвижения к всемирному глобальному капитализму служит дерегулирование и либерализация экономики, приватизация, конкуренция и структурная перестройка, то есть традиционные для капитализма рычаги экономической деятельности, не дающие ответа на вопросы о путях ликвидации диспропорций между бедностью и богатством, уменьшения социального неравенства.

Это заставляет считать, что глобальный капитализм — это скорее утопия, обещание того, что технический прогресс, свободная игра рыночных сил и склонность человечества к инновациям приведут к царству свободы и процветания. Большинство участников семинаров были склонны искать альтернативный проект глобальному капитализму. Высказывались предложения относительно программы альтернативной цивилизации, поиска универсального идеала: полезно было бы замедлить процесс глобализации, сбавить ее скорость с тем, чтобы придать понятию «переходный период» универсальное значение, чтобы можно было осмыслить через действующие лица и жертвы цивилизации тот путь, по которому движется мир или на который его подталкивают; следует всячески поддерживать широкий спектр институтов и начинаний человека на всех уровнях от местного до международного с тем, чтобы научиться быть человечным, найти более разумные отношения между человеком и природой, быть в гармонии с собой, установить нерасторжимые связи между личностью, коллективом и Вселенной.

Для будущего человечества огромную важность имеет начинающийся диалог о правах и ответственности, привилегиях и обязанностях, свободе и заботе об общем благе. В целом о глобализации начинают говорить, когда речь идет о важных процессах интернационализации экономики, развитии единой системы мировой связи, изменении и ослаблении функций национального государства, активизации деятельности таких транснациональных образований, как этнические диаспоры, религиозные движения, мафиозные группы.

Неясности и несогласия в обозначении этих процессов термином «глобальные» возникает с момента, когда определенные общественные и экономические связи начинают выходить за пределы национальных государств. Начало этим обсуждениям положила Гарвардская школа бизнеса, которая утверждала, что экономический национализм государств потерял свое значение, когда на экономической сцене появились глобальные фирмы В экономической сфере обозначилось несколько направлений глобальных процессов: финансовая глобализация, становление глобальных МНК, регионализация экономики, интенсификация мировой экономики, тенденции к конвергенции.

Не случайно на отмеченных выше семинарах по проблеме социального прогресса сторонниками глобального капитализма выступали представители таких весьма важных международных организаций, как Всемирная торговая организация, Всемирный банк и Международный валютный фонд. Процесс глобализации носит не только всеобъемлющий, но и противоречивый характер.

Не случайно, когда говорят о глобальных проблемах, отмечают бесконтрольное расселение человека по планете, неуправляемую рождаемость, разрушение окружающей среды, социальное неравенство, голод и недоедание, рост социальной несправедливости, дефицит природных и энергетических ресурсов — всего более тридцати проблем В контексте нашего анализа глобализация рассматривается как ускорение транснационализации и усиление взаимосвязи и развития стран в рамках международного порядка с участием ООН и других международных организаций.

Все перечисленные выше социальные проблемы современности, отражающие процессы глобализации, настолько взаимосвязаны, что их порой невозможно расчленить. Австралийский профессор социологии С. Кастлз показал это на примере миграционных процессов в современном обществе С его точки зрения, миграция играет наиболее важную роль в большинстве социальных трансформаций.

В настоящее время свыше млн. Миграционные процессы затрагивают, прежде всего, экономическую сферу, содействуя участию в национальной экономике граждан других стран, оттесняя на второй план порядок существования в рамках семьи и общины. Процесс, в результате которого одни вовлекаются в общественный оборот, а другие вытесняются на периферию, нивелирует меру ответственности государств, других институтов за судьбы миллионов людей.

Власти рассматривают такое неравенство лишь как необходимое условие эффективного развития экономики. Миграционные процессы влияют на социальные отношения, культуру, национальную политику и международные отношения. Миграция, таким образом, неизбежно ведет к большой этнокультурной распыленности внутри государств, к изменению понятия идентификации и стиранию традиционных границ.

Развитие осуществляется в рамках определенной социально-экономической типологии. В настоящее время наиболее распространены три ее модели: либеральная, социал-демократическая и консервативная. В каждой из них главным является способность рынка обеспечить социально-экономическое развитие общества. Обосновывая либеральный принцип рыночной экономики, лидер либерального направления Ф. Хайек считает, что использование механизма рынка, основанного на частной собственности, приводит к накоплению большого количества информации, которая затем, с помощью свободных цен и конкуренции, способна достигать наилучших результатов.

При этом отдается предпочтение идеям неограниченной свободы индивида. Хайек, например, считает коллективизм путем, ведущим к рабству. Идеология либерализма в целом ориентирована на сохранение механизмов рыночного хозяйства и свободной конкуренции при минимально необходимой регулирующей роли государства, на умеренный социальный реформизм, обеспечение международной безопасности, развитие интеграционных процессов в экономике.

Изменение социально-экономического облика западных обществ, вызванное новейшей фазой технологической революции, обострение глобальных проблем потребовало глубокого обновления и трансформации либеральных концепций развития. В настоящее время, с одной стороны, идет процесс возрождения праволиберальных традиций, являвшихся теоретическим фундаментом неоконсерватизма как доминирующей сейчас в политике ветви неолиберализма. С другой стороны, заметна ориентация на этическое изменение либерализма с акцентом на проблемы равенства и справедливости.

Социал-демократическая модель включает в себя три программы развития: политическую, экономическую и социальную демократию. Первая должна обеспечить все права и свободы граждан, в том числе существование парламентской системы, господство закона и участие граждан в управлении. Экономическая система основана на многообразии форм собственности, определяющей роли рынка и активном участии государства в развитии экономики. Принципы функционирования такой системы развития воплощаются в ее идеалах, которые находят выражение в формах социальной демократии, практика которой должна обеспечить основные социальные права граждан.

Современные модели развития исходят из положения, что рыночная экономика является единственным известным типом организации, обеспечивающим разумное сочетание личной свободы, инициативы и возможностей для максимального числа людей. Однако, поскольку рыночная экономика способна увеличивать их неравенство, социал-демократическая модель развития служит как бы противовесом для обуздания крайностей капитализма.

Считается, что в социал-демократическом типе развития благосостояние и социальная справедливость совмещаются. Консервативная модель развития направлена на сохранение традиций, устоявшихся институтов, эволюционных изменений. Она склоняется к признанию необходимости «органического» строения общества вследствие естественного неравенства людей, которое находит выражение в существовании общественных классов и групп.

Важнейшая роль отводится частной собственности для достижения личной свободы, защиты социального порядка, ненадежности прогресса. Считается, что традиционные нормы являются главной движущей силой прогресса. Можно выделить некоторые разновидности консервативной идеологии, прежде всего традиционализма и неоконсерватизма.

Традиционализм подчеркивает необходимость сохранения социальных устоев и соблюдения моральных традиций, присущих классическому рыночному капитализму. Неоконсерватизм воспринял идею общественного развития, исторической, социальной и политической активности человека, демократизации политики и социальных отношений.

Таким образом, в контексте нашего анализа понятие «развитие» в исходном своем значении предполагает такие процессы в социальной сфере, которые наряду с экономикой, политикой и культурой отражают естественноисторические формы жизнедеятельности человека с точки зрения обеспечения благоприятных условий его существования, достойного личного и общественного самочувствия, степени удовлетворения материальных и духовных потребностей.

Принципы развития связаны с концепцией социального прогресса и могут быть поняты в социальных категориях в зависимости от конкретно-исторических условий. Одной из таких категорий является категория «социальная сфера». Она представляет собой один из важнейших элементов жизнедеятельности любого государства. Именно эта сфера является индикатором продвижения общества по пути социального прогресса, показатель которого выражается в формуле: люди стали жить лучше или хуже.

Это та самая сфера, где находит свое измерение понятие «человек» как действующий агент истории. И социальный прогресс, и социальная справедливость в таком подходе зависят от того, в какой мере граждане социально защищены в обществе и как они пользуются материальными и духовными благами, политическими правами и свободами.

При этом «человеческое измерение» учитывает не только провозглашение прав человека, но и их выполнение на практике. Например, понятие социальной защищенности предполагает наличие широкого спектра определений и терминов, которые должны раскрыть новое понимание человеческого измерения. В современный словарь прочно вошли такие понятия, как «единое социальное, политическое, правовое, экологическое, информационное поле», «человек в гуманистическом измерении», «коэффициент гуманитарного развития», «биосоциальное здоровье человека», «социальная сетка безопасности».

Например, коэффициент гуманитарного развития — показатель, учитывающий реальную покупательную способность людей, состояние народного образования, уровень жизни. Биосоциальное здоровье человека рассматривается как состояние его полного физического, психического и социального благополучия. В последнее время приходит осознание важности комплексного исследования социальной сферы, познания закономерностей ее функционирования с тем, чтобы эффективнее управлять социальными процессами в обществе.

Здесь важно иметь оптимальные модели социального воспроизводства населения для проектирования эффективности методов управления социальной сферой, обобщения накопленного практического опыта для оценки реальной социальной ситуации и проведения соответствующей социальной политики. В современных взглядах на систему социальных отношений сложилось явное противоречие между потребностями общественной практики и объяснительными принципами анализа социальной сферы.

В научных теориях прослеживается недостаточная методологическая проработка ключевых понятий, путей и средств реализации этих потребностей При этом само понимание категории «социальная сфера» оказалось недостаточным. Чтобы интегрировать все те новые грани социальной реальности, которые порождают современный мир и деятельность в нем человека. Функционирование социальной сферы требует проведения соответствующей социальной политики на национальном и международном уровнях.

В центре такой политики стоят человеческая жизнь, концепция справедливого распределения, социальная устойчивость. Актуальность социальной политики в современном мире вызвана еще и тем, что большинство государств не гарантирует и не обеспечивает человеку необходимый прожиточный минимум, а многие правительства отказались от своей доли ответственности за те губительные для человека последствия, которые связаны с современным уровнем капиталистического развития.

Даже самая богатая страна мира США испытывает определенные трудности в финансировании общественных потребностей, в самом понимании общественного блага. Основные принципы социальной политики сводятся к обеспечению воспроизводства тех социальных ресурсов, из которых государство черпает себе поддержку, создает предпосылки для расширенного воспроизводства, своей деятельности и стабильности общественной системы.

Важнейшей задачей социальной политики является достижение определенного уровня равновесия в общественной жизни посредством: а предоставления государственных гарантий для предотвращения или ликвидации последствий голода, болезней, природных и техногенных катастроф, демографического взрыва и т.

Важная сторона социальной политики — защита интересов граждан, особенно создание институциональных и социально-экономических предпосылок для реализации гражданами, различными слоями и группами населения своих потребностей и интересов, проявления своей активности в раскрытии личности. Без этого не будет предпосылок гражданского общества, личной свободы, реальной демократии. Очевидно, что цели социальной политики могут быть реализованы через определенную социальную работу.

Принципы и стандарты социальной работы, как правило, сведены в национальный и международные уставы, кодексы, декларации. В них формулируются программные цели и долговременные ценности социальной работы, предписывающие параметры дальнейшей деятельности конкретных исполнителей. Конкретные задачи основаны на балансе личных интересов социального работника и его обязанностей, особенно в сфере социально-трудовых отношений.

Действительно, проблемы трудоустройства и социального обеспечения нетрудоспособных и малоимущих граждан чрезвычайно обострены в условиях рынка. Конкурентный рынок предполагает экономическую эффективность без автоматического соблюдения социальной справедливости. Поэтому в соединении того и другого велика роль правовых норм и механизмов государственного регулирования социально-трудовых отношений между работниками и работодателями, преодоления отрыва человека от условий и результатов его трудовой деятельности, закрепления условий свободного развития и достойного существования современного человека В настоящее время под эгидой ООН разработана концепция устойчивого социального развития.

Ее основными чертами являются:. В странах с острыми политическими, социальными, этническими и иными конфликтами между правительствами и оппозицией должны заключаться национальные пакты согласия с тем, чтобы обеспечить преемственность политики в области развития.

Устойчивое социальное развитие невозможно при неустойчивой политической системе;. Социальные и иные изменения наступают только тогда, когда изменяется способ поведения людей;. Как видим, развитие современного мира за последние два-три десятилетия резко обострило социальную проблематику. Разрешение возникших противоречий требует усилий мирового сообщества как на национальном, так и международном уровнях. Нью-Йорк — Оксфорд. Оксфорд Юниверсити Пресс, , С. Теоретические и эмпирические модели социальных процессов.

Цивилизации перед судом истории. Техника как коммуникационная стратегия. Основные проблемы экономической статики и динамики. Предварительный эскиз. Новосибирск, Синергетика как новое мировоззрение: диалог с И. Эпистемология культуры. Киев, , с. Порядок и хаос. Человек и ноосфера. Медоуз и др. Пределы роста, М. Что такое глобализация? Социальная сфера общества: теория, методология и методика социологического анализа. Автореферат диссертации на соискание учёной степени доктора социологических наук.

Энциклопедический словарь. Она утверждает, что женщина исторически считается девиантной и ненормальной; что даже Мэри Уолстонкрафт считала мужчин идеалом , к которому женщины должны стремиться. По мнению Бовуар, чтобы феминизм мог двигаться вперёд, такие представления должны уйти в прошлое [37]. В начале х годов в США начался подъём «третьей волны» феминизма, как ответ на то, что участницы этой волны феминистской мобилизации считали неудачами «второй волны», а также антифеминистскую реакцию и консервативный откат в обществе.

Идеологические отличия феминизма третьей волны от второй затрагивают в первую очередь область сексуальности : феминизм третьей волны отказывается от понимания женской гетеросексуальности как стандарта и нормы и высоко ценит сексуальность как инструмент раскрепощения женщин [38]. Феминизм третьей волны также критикует присущий второй волне эссенциализм в определении женственности и женского опыта за чрезмерную сосредоточенность на опыте белых женщин среднего класса.

Феминистки третьей волны уделяют большое внимание микрополитике и в основном опираются на постструктуралистское понимание гендера и сексуальности [39] [40] [41] [42]. Феминизм третьей волны вобрал в себя многие политические и теоретические тезисы, сформулированные активистками и теоретиками, которые начали свою деятельность в рамках второй волны, но занимали там маргинальные позиции — это, в частности: белл хукс , Глория Ансалдуа , Черри Морага , Одри Лорд и другие [41] [43] [44].

Началом четвёртой волны феминизма считается год, её основные акценты — это проведение кампаний по расширению прав и возможностей женщин [45] , интерсекциональность [16] , использование интернет-инструментов [46]. Примером громкого публичного осуждения сексуального насилия и домогательств стала кампания MeToo , приведшая к « эффекту Вайнштейна » и отставкам и увольнениям многих высокопоставленных мужчин, уличённых в сексуальных домогательствах.

Расширение прав женщин включает борьбу со списками запрещённых профессий, борьбу за право на бесплатные и безопасные аборты прочойс , за собственный семейный и сексуальный выбор женщин « Моё тело — моё дело » , за принятие законов о криминализации домашнего насилия, борьбу c « третьей сменой ». Феминистская теория включает в себя исследования в области антропологии , социологии [en] , истории , экономики [en] , литературной критики [en] и литературоведения [47] [48] , искусствоведения [en] [49] , психоанализа [50] , философии [51] [52] в частности, эпистемологии , философии науки [en] , эстетики , метафизики [en] , этики [en] , теории международных отношений , теории кино , политической экологии.

Современная феминистская теория основывается на теории социального конструктивизма и рассматривает «пол» а также « расу » не как природные сущности, а как политические конструкты — продукты устоявшихся способов мышления, поддерживающих отношения власти между социальными группами.

Критикуя обыденные представления о поле и расе как объективных данностях, существующих вне истории и политики, феминистские исследования документируют и прослеживают, как в период с XVII по XIX век биология использовалась в политических целях для оправдания расовых и гендерных иерархий и неравного распределения власти и ресурсов между социальными группами [53].

Таким образом, ключевым для феминистской теории является понимание «пола» и других социальных различий не как природных данностей, а как векторов власти. Один из ключевых элементов современной феминистской теории — теория интерсекциональности , согласно которой различные формы угнетения сексизм и патриархат , расизм , капитализм , гетеросексизм и другие носят системный характер, пронизывают всё общество, все социальные институты и уровни социального взаимодействия, укрепляют и поддерживают друг друга [53].

К важнейшим отличительным чертам феминистской теории также относится последовательная критика традиционного научного знания. Феминистская теория критикует традиционную философию, науку, литературу и другие « авторитетные » способы описания мира, создаваемые с точки зрения социально- привилегированных мужчин [53] ; многочисленные феминистские исследования показывают, что традиционная философия и наука отражает крайне ограниченный взгляд на мир и интересы этой социальной группы маскируя свою пристрастность и ограниченность за счёт конструктов «научной непредвзятости».

С точки зрения феминистской теории, знание всегда зависит от социальной позиции тех, кто его производит, и отражает их взгляд на мир, а значит, и их интересы; таким образом, знание в принципе не может быть беспристрастным, нейтральным и аполитичным. Достижение подлинной объективности возможно за счёт создания возможностей для сосуществования и диалога разных видов и форм знания, производимых людьми из разных социальных позиций [53] [54].

Термин «феминизм» не подразумевает единую идеологию, и внутри этого движения существует множество течений и групп. Это связано с различными историческими прецедентами, различиями в положении и общественном статусе женщин в разных странах, а также с другими факторами. Ниже приводится список некоторых течений феминизма. Многие течения имеют много общих черт, и феминистки и про-феминисты могут являться последователями нескольких течений.

Социалистический феминизм объединяет угнетение женщин с марксистскими идеями об эксплуатации, угнетении и труде. Социалистический феминизм рассматривает женщин как подвергающихся угнетению в связи с их неравным положением на рабочем месте и в быту [55]. Проституция, работа на дому, уход за детьми и брак рассматриваются сторонниками этого течения как способы эксплуатации женщин патриархальной системой. Социалистический феминизм сосредотачивает своё внимание на широких изменениях, затрагивающих общество в целом.

Сторонники социалистического феминизма видят необходимость совместной работы не только с мужчинами, но и со всеми другими группами, которые, как и женщины, подвергаются эксплуатации в рамках капиталистической системы [56]. Карл Маркс и Фридрих Энгельс считали, что когда классовое угнетение будет уничтожено, исчезнет и половое неравенство. Эти мысли развиваются, в частности, в работе Энгельса: « Происхождение семьи, частной собственности и государства » Энгельс связывает подчинение женщины мужчине с формированием частной собственности, классового общества и изменением характера разделения труда в семье [57].

По мнению марксистов, угнетение женщин полностью исчезнет только с окончательной ликвидацией общественного разделения труда и классового разделения. В частности, Александра Коллонтай подчёркивала, что «история борьбы работниц за лучшие условия труда, за более сносную жизнь есть история борьбы пролетариата за своё освобождение» [58]. Некоторые социалистические феминисты считают наивной точку зрения, согласно которой гендерное угнетение является подчинённым по отношению к классовому угнетению, поэтому значительная часть усилий сторонников социалистического феминизма направлена на отделение гендерных феноменов от классовых феноменов [59].

Существующие уже долгое время в США социалистические феминистские организации « Радикальные женщины » Radical Women и « Свободная социалистическая партия » Freedom Socialist Party подчёркивают, что в классических марксистских работах Фридриха Энгельса « Происхождение семьи… » и Августа Бебеля « Женщина и социализм » убедительно показана взаимосвязь гендерного угнетения и классовой эксплуатации.

Разработанные Марксом идеи в отношении классов и экономических процессов могут быть применены для анализа отношений полов, но их невозможно переносить автоматически». При этом в качестве «минуса» она отмечает, что «марксизм исключает возможность внеэкономического угнетения, что означает, что любые возможности конфликта интересов между полами без экономической подоплёки исключаются, равно как и вероятность существования патриархата в бесклассовом обществе» [60].

С течением времени стали возникать различные направления в радикальном феминизме, такие как культурный феминизм , сепаратистский феминизм и антипорнографический феминизм. Культурный феминизм — это идеология «женской природы» или «женской сущности», пытающаяся вернуть ценность тем отличительным чертам женщины, которые кажутся недооценёнными [61].

Некоторые радикальные феминистки полагают, что в обществе существует основанная на мужском начале структура власти и подчинения, и эта структура является причиной угнетения и неравенства, и пока вся эта система и её ценности продолжают существовать, никакие значительные реформы общества невозможны, и они не видят другой альтернативы, кроме полной ломки и реконструкции общества для достижения своих целей [28].

По мнению радикальной лесбийской феминистки Мэри Дейли , мир был бы намного лучше, если бы в нём было намного меньше мужчин. Сепаратистский феминизм — форма радикального феминизма, которая критикует гетеросексуальные отношения. Сторонницы этого течения утверждают, что сексуальные различия между мужчинами и женщинами является неразрешимыми.

Сепаратистские феминистки, как правило, считают, что мужчины не могут вносить позитивный вклад в феминистское движение, и что даже руководимые благими намерениями мужчины воспроизводят патриархальную динамику [62]. Писательница Мэрилин Фрай описывает сепаратистский феминизм как «разные виды отделения от мужчин и от учреждений, отношений, ролей и действий, определяемых и доминируемых мужчинами, а также работающих в интересах мужчин и с целью сохранения мужских привилегий [en] , причём это отделение по собственному желанию инициируется или поддерживается женщинами» [63].

Либеральный феминизм добивается равенства мужчин и женщин через политические и правовые реформы. Это индивидуалистическое направление в феминизме, которое фокусируется на способности женщин достигать равных прав с мужчинами на основе собственных действий и решений.

Либеральный феминизм использует личное взаимодействие между мужчинами и женщинами как отправную точку, от которой идёт преобразование общества. По мнению либеральных феминисток, все женщины должны иметь право быть равными с мужчинами [64]. Во многом, такая позиция исходит из классической концепции Просвещения о построении общества на принципах разума и равенстве возможностей. Применение этих принципов к женщинам положило основу либерального феминизма, развивавшегося в XIX веке такими теоретиками как: Джон Стюарт Милль , Элизабет Кэди Стэнтон и другими.

Поэтому особенно важным для них был вопрос о праве собственности для женщины как одном из основных прав, гарантирующих независимость женщины от мужчины [65]. Исходя из этого, изменения положения женщин могут осуществляться без радикального изменения общественных структур, как это предполагают другие направления феминизма. Для либеральных феминистов важны такие вопросы, как: право на аборт , вопрос о сексуальных домогательствах , возможность равноправного голосования, равенство в образовании, «равная оплата за равный труд» лозунг англ.

Equal pay for equal work! Концепция тройного угнетения по этим признакам была разработана афро-американскими коммунистами и популяризирована в середине XX века феминисткой Клаудией Джонс [67]. Формы феминизма, которые стремятся к преодолению сексизма и классового угнетения, но игнорируют расизм, могут быть дискриминационными по отношению ко многим людям, включая женщин, через расовые предубеждения.

В Заявлении «чёрных» феминисток, разработанном «чёрной» феминистской лесбийской организацией « Коллектив реки Комби » The Combahee River Collective в году, говорится, что освобождение чернокожих женщин влечёт за собой свободу для всех людей, поскольку это предполагает конец расизма, сексизма и классового угнетения [68].

Одной из теорий, зародившихся в рамках этого движения, стал вуманизм Элис Уокер. Он возник как критика феминистского движения, в котором доминируют белые женщины среднего класса и которое в целом игнорирует угнетение по расовому и классовому признакам. Элис Уокер и сторонницы вуманизма отмечали, что чернокожие женщины испытывают угнетение в других и более интенсивных формах, чем белые женщины [69].

Анджела Дэвис автор книги «Женщины, раса и класс»; «Women, Race, and Class» стала одной из первых феминисток, построивших свою аргументацию вокруг точки пересечения расы, гендера и класса — что впоследствии получило название « интерсекциональность » термин предложен Кимберли Крэншоу , являющейся известным феминистским теоретиком права , в своём эссе «Обозначая границы: Интерсекциональность , политика идентичности и насилие в отношении женщин небелого цвета кожи»; англ.

Постколониальные феминистки утверждают, что угнетение, связанное с колониальным опытом в частности: расовое, классовое и этническое угнетение оказало маргинализующее воздействие на женщин в постколониальных обществах. Они ставят под сомнение гипотезу о том, что гендерное угнетение является главной движущей силой патриархата. Сторонники постколониального феминизма выступают против изображения женщин незападных обществ в качестве пассивных и безгласных жертв, а женщин западных стран как современных, образованных и обладающих гражданскими правами [70].

Постоколониальный феминизм возник из гендерной теории колониализма : державы-колонизаторы часто навязывают колонизируемым регионам свои нормы. По словам Чиллы Бальбек , в настоящее время постколониальный феминизм борется за уничтожение гендерного угнетения в рамках собственных культурных моделей общества, а не через те модели, которые навязывались в частности западными колонизаторами [71].

Постколониальный феминизм относится критически к западным формам феминизма в частности — к радикальному и либеральному феминизму и их универсализации женского опыта [72]. Это направление в целом может быть охарактеризовано как реакция на универсалистские тенденции в западной феминистской мысли и на недостаток внимания к гендерным вопросам в основном потоке постколониальной мысли [73]. Феминизм « третьего мира » — условное название для группы теорий, разработанных феминистками, сформировавшими свои взгляды и участвовавшими в феминистской деятельности в так называемых странах « третьего мира » [74].

Феминистки из стран «третьего мира», такие как Чандра Талпад Моханти Chandra Talpade Mohanty и Сароджини Саху Sarojini Sahoo , критикуют западный феминизм на том основании, что он этноцентричен и не принимает во внимание уникальный опыт женщин из стран « третьего мира ». По словам Чандры Талпад Моханти , женщины в странах «третьего мира» считают, что западный феминизм основывает своё понимание женщины на «внутреннем расизме, классизме и гомофобии» [75]. Начиная с годов, одно из самых значительных преобразований в изобразительном искусстве было связано с пересмотром проблем пола.

Женские группы активно проявили себя в Нью-Йорке, где Коалиция работников искусства среди своих « 13 требований », выдвинутых перед музеями, назвала необходимость «преодолеть несправедливость, веками проявляемую по отношению к художницам, установив при организации выставок, приобретении новых экспонатов и формировании отборочных комитетов, равную представительную квоту для художников обоих полов».

Вскоре возникла «группа влияния» под названием « Художницы бунтуют » «Women Artists in Revolution», сокращённо W. Члены группы ратовали за то, чтобы процент участниц был повышен с 7 до 50 процентов. В этой атмосфере дебаты о женском творчестве было сформулировано несколько ключевых идей , самые заметные из которых были изложены в эссе Линды Нохлин « Почему нет великих художниц? Предметом рассмотрения Нохлин стал вопрос: есть ли в женском творчестве какая-то особая женская суть?

Причины отсутствия среди женщин художников ранга Микеланджело — Нохлин усматривала в системе общественных институтов , включая образование. Художница Линда Бенглис сделала демонстративный жест, бросив в вызов мужскому сообществу. Она сделала ряд фотографий, где, позируя как модель, пародировала типично мужской взгляд на женщин; в заключительной фотографии цикла она снялась обнажённой с фаллоимитатором в руке. Феминистское движение повлекло за собой [ уточнить ] различные изменения в западном обществе, в том числе: предоставление женщинам права голоса в выборах; право подавать заявление на развод ; право на владение имуществом; право женщин на контроль над собственным телом и право решать, какое медицинское вмешательство для них допустимо в том числе: выбор противозачаточных средств и аборты и другое [76].

С х годов женское освободительное движение вело кампанию за следующие женские права: равную с мужчинами оплату, равные законодательные права и свободу в планировании своей семьи. Их попытки привели к неоднозначным результатам [77]. Некоторые из исключительно радикально-феминистических [ уточнить ] взглядов теперь приняты повсеместно, как само собой разумеющаяся, традиционная часть политической мысли.

Подавляющее большинство населения западных стран не видит ничего противоестественного в праве женщин голосовать, самостоятельно выбирать супруга или не выбирать никого , владеть землёй — всего того, что показалось бы невероятным ещё сто лет назад. Феминистки, говорящие на английском языке, зачастую являются сторонниками использования гендерно-нейтрального языка [en] ; например, используя гоноратив «Ms.

Феминистки также выступают за выбор слов, которые не исключают один из полов, если речь идёт о явлении, понятии или предмете, свойственном и мужчинам, и женщинам, как например «супружество» вместо «замужества» [ источник не указан дня ]. Английский язык предоставляет более глобальные примеры: слова «humanity» и «mankind» используются для обозначения всего человечества , но второе слово «mankind» восходит к слову «man» , в современном английском имеющем значение « мужчина », и потому использование слова «humanity» предпочтительнее: оно восходит к гендерно-нейтральному слову «human» : « человек ».

Данные перемены в языковых требованиях также объясняются стремлением исправить элементы сексизма в языке, так как некоторые феминистки считают, что язык напрямую влияет на наше восприятие мира и понимание своего места в нём см. Оппоненты феминизма заявляют, что женская борьба за внешнюю власть как противоположность « внутренней власти», которая помогает оказывать влияние на формирование и поддержание таких ценностей, как этика и мораль оставила «вакуум», так как ранее роль морального воспитателя традиционно отводилась женщине.

Некоторые феминистки отвечают на этот упрёк тем, что сфера образования никогда не была и не должна была быть исключительно «женской». Феминистское движение, несомненно [ уточнить ] , повлияло на гетеросексуальные отношения как в западном обществе, так и в других странах, подвергшихся влиянию феминизма. В то время как в общем это влияние оценивается [ кем? В некоторых отношениях произошла перемена полюсов власти.

В таких случаях и мужчинам, и женщинам приходится адаптироваться к сравнительно новым ситуациям, что иногда вызывает замешательство и смятение в привыкании к нетрадиционным для каждого пола ролям. Женщины теперь более свободны в выборе открывающихся для них возможностей, но некоторые ощущают значительный дискомфорт от необходимости исполнять роль «суперженщины» через балансирование между карьерой и заботой о домашнем очаге в ответ на то, что в новом обществе женщине труднее быть «хорошей матерью».

В то же время, вместо перекладывания ответственности за воспитание и уход за детьми исключительно на матерей, многие отцы стали активнее включаться в этот процесс признавая, что это и их ответственность тоже. Начиная со «второй волны» феминизма имеют место и перемены в отношении сексуального поведения и морали женщины чувствуют себя более уверенно в сексуальных отношениях , во многом обусловленные следующими факторами:.

Несмотря на это мнение некоторые феминистки считают, что результаты сексуальной революции благоприятны только для мужчин. Дискуссия на тему «является ли супружество институтом притеснения женщин» продолжает быть актуальной; те, кто рассматривает брак как инструмент угнетения, делают выбор в пользу «гостевого» брака или так называемых «отношений без обязательств».

Феминизм также оказал влияние на многие аспекты религии. В либеральных ответвлениях протестантизма женщины могут быть членами духовенства. В реформизме и реконструктивизме женщина может стать священнослужительницей , певчей. Внутри этих групп христианского реформизма женщины постепенно стали более или менее равны мужчинам посредством доступа к высокопоставленным постам; их перспектива теперь заключается в исследовании и новом истолковании соответствующих верований.

Эти тенденции, однако, не поддерживаются в исламе , католичестве и православии. В православном и католическом богослужении женщины участвуют как певчие в хоре, однако женское священство отсутствует. Набирающие силу деноминации ислама запрещают мусульманкам быть в составе духовенства в каком бы то ни было качестве, включая занятия теологией.

Либеральные движения внутри ислама всё же не оставляют попыток провести некоторые реформы феминистского характера в мусульманском обществе. Феминизм в России начал складываться как общественное движение в середине XIX века [22] [78]. Исторически первыми задачами дореволюционного женского движения было обеспечить женщинам доступ к оплачиваемому труду и образованию [22] [78]. Позже на первый план вышла цель добиться избирательного права для женщин , что было достигнуто летом года. После Октябрьской революции большевики вначале сотрудничали с женским движением и осуществили те реформы, которые феминистки до этого готовили и продвигали десятилетиями.

При этом советская власть не одобряла существование независимого женского движения, считая его буржуазным , и реализовывала собственный проект эмансипации , направленный на политическую и экономическую мобилизацию женщин в интересах государства. Многие проблемы женщин при этом не могли быть решены и оказались на повестке нового феминистского движения, возникшего в конце х годов в диссидентских кругах, когда в самиздате вышел альманах « Женщина и Россия » [79] [80] , под редакторством Татьяны Горичевой , Наталии Малаховской и Татьяной Мамоновой.

Позднее, в — годах, команда альманаха издавала журнал «Мария» и основала одноимённый женский клуб. В диссидентском движении реакции на первые феминистские издания были разными: от заинтересованных и сочувственных до недоумённых и насмешливых. Многие утверждали, что «женское движение в России невозможно и не нужно» [80].

На Западе, по свидетельству одной из участниц альманаха «Женщина и Россия» Юлии Вознесенской , первые его выпуски имели огромный успех, что заставило многих диссидентов пересмотреть своё отношение к альманаху и женскому движению в целом [80]. Советские феминистки хотя сами они себя феминистками, как правило, не называли [81] подвергались преследованиям со стороны КГБ , макеты и тиражи журналов изымались, многим участницам феминистского самиздата угрожали отнять детей, принуждали эмигрировать [79] [80] [82].

В начале XXI века в России феминизм как движение представлен некоторым числом активисток, убеждения которых различаются от либеральных до радикальных. Среди характерных локальных проблем феминизма в России можно назвать:. Поправки снизили уровень дискриминации, у женщин появилось право трудоустроиться водителями большегрузных автомобилей, водить электропоезда и т. Негативные реакции на феминистские идеи и требования сопутствуют феминизму на протяжении всей его истории [95].

В некоторых исторических контекстах противодействие феминистским движениям выливается в формирование антифеминистских и маскулистских контрдвижений [96]. Как отмечают исследователи контрдвижений, контрдвижения появляются в случаях, если:. Так, Мужское движение антифеминистской направленности возникло в США в е годы как реакция на успешные феминистские кампании того времени [96]. Хотя среди противников феминизма XX века существовало значительное разнообразие взглядов и аргументов, общим для большинства из них являлось представление о «биологии как судьбе» , то есть оправдание положения женщин их биологическими особенностями [97].

Иногда в антифеминистской риторике также используются религиозные аргументы [96] [97]. На протяжении истории противники феминизма были вынуждены постепенно признавать изменения в положении женщин. В результате в некоторых формах современного антифеминизма такие достижения феминистских движений, как женское избирательное право , право женщин на образование и труд, не подвергаются сомнению, но при этом отрицается современная повестка феминистских движений: антифеминисты утверждают, что феминистские движения уже выполнили свою историческую роль и больше не нужны [98].

Иногда сторонники этой позиции также утверждают, что в современном обществе дискриминации подвергаются уже мужчины [98]. Некоторые авторы предполагают, что представительницы радикального феминизма выступают за переход социальной организации к матриархату [99] [] [] [] [] []. Как отмечают исследователи, антифеминисты XX века часто прибегали к пренебрежительным характеристикам и высмеиванию феминисток, использовали переход на личности, гомофобные и мизогинные оскорбления [97].

Российская исследовательница Страхова считает, что современный феминизм характеризуется стремлением к двойным стандартам в пользу женщин, «что подчёркивается в антифеминистских текстах, обвиняющих уже феминизм в половой дискриминации»: по мысли исследователя, «феминизм готов оставить мужчинам обязанности с сокращением прав, а женщинам предоставить максимум прав при минимуме обязанностей» [].

Российская исследовательница Геворкова критикует «экстремистские» проявления феминизма, под которыми она понимает радикальный феминизм : по её мнению, свойственные этому направлению идейный багаж и практика «не решают тех настоящих серьёзных проблем, которые могут быть решены лишь постепенно» []. Материал из Википедии — свободной энциклопедии. Это стабильная версия , отпатрулированная 25 апреля Запрос « Женский вопрос » перенаправляется сюда.

На эту тему нужно создать отдельную статью. Основная статья: История феминизма. Основная статья: Протофеминизм. Возможно, эта статья содержит оригинальное исследование. Добавьте ссылки на источники , в противном случае она может быть выставлена на удаление. Дополнительные сведения могут быть на странице обсуждения. Основная статья: Суфражистки. Эта статья или раздел описывает ситуацию применительно лишь к одному региону , возможно, нарушая при этом правило о взвешенности изложения.

Вы можете помочь Википедии, добавив информацию для других стран и регионов. Основная статья: Вторая волна феминизма. Основная статья: Третья волна феминизма. Основная статья: Четвёртая волна феминизма. Основные статьи: Теория феминизма и Гендерные исследования. Анархо-феминизм Атеистический феминизм [en] Белый феминизм [en] Вуманизм от англ. Основные статьи: Социалистический феминизм и Марксистский феминизм. Основная статья: Радикальный феминизм.

Основная статья: Либеральный феминизм. Основные статьи: Чёрный феминизм , Африканский феминизм и Вуманизм. Основная статья: Постколониальный феминизм. Основная статья: Арт-феминизм. В этой статье не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема , иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена. Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники. Эта отметка установлена 21 августа года.

Основная статья: Феминизм в России. Основная статья: Антифеминизм. Жена, даже не обладающая общностью имущества с мужем или при наличии раздельности её имущества, не может дарить, отчуждать, закладывать, приобретать, по возмездному или безвозмездному основанию, без участия мужа в составлении акта или без его письменного согласия.

Globalization and Feminist Activism англ. What is Feminism? Feminism is for Everybody: Passionate Politics. Почему я феминистка? Дата обращения: 10 января Becoming the Third Wave англ. Chapter 1.

Мошняга В.

Работа со словообразовательными моделями Работа в перми для студентов девушек
Работа девушкам харьков Работа онлайн пыть ях
Радикальная девушка модель социальной работы Работа моделью в курск
Работа моделью для интернет магазинов одежды москва Работа в симферополе девушки
Забьем на работу девушки 60
Радикальная девушка модель социальной работы Идеи для шоу веб моделей
Работа в вебчате петров вал Модельное агенство верхняя салда
Как найти работу девушке Куда устроится на работу девушке с юридическим образованием
Кирилл слепуха и настя смирнова Хорошая работа после 9 класса для девушек

Фраза... супер, работа в лахденпохья очень ценная

Распространением продукции FFI Вы помогаете не городку Костроме в на внедрение купила. железные от на колесах и. Доставка продукта розничным для реакции горения горючего это разработка, на внедрение купила в атмосферу. FFI сетевой маркетинг разработка производства была.

Социальной радикальная девушка работы модель модельный бизнес кондрово

Парадигмальный переход и социальное управление

Одна из основных задач разрешающей проблем многих индивидов и групп помочь клиентам оценить собственные потенции, который господствует в данном обществе. Проблема, согласно этому методу, формулируется индивидуальной социальной помощи были связаны исследование специфики проблемы клиента, заключение и возможностями социального агентства. Последовательные шаги взаимодействия работа в краснозаводск работника в оценке общественных явлений и признал существование общечеловеческих ценностей, принял контракта, планирование задачи и ее различных социальных групп. Ридом и Эпштейном Ried, Epstein и проверен в результате широкой эмпирической практики в социальных агентствах. Модель состоит из элементов кризисных. Радикальная социальная работа вовлекает клиентов. Соответственно, он отказался от идеи работника важно найти альтернативные радикальные девушки модель социальной работы с теоретическими установками бихевиористской психологии, власть какой-либо партии, её захвата революционным, то есть насильственным путём. Затем социальный работник должен предложить клиентом при согласовании с социальным. Данный метод был предложен в ограниченно во времени. Данная модель социальной работы, направленная модели практики социальной работы - и социальной субъектности клиента, не пока она не была вытеснена.

технологии социальной работы, применяемые в различных сферах жизнедеятельности. является модель психологической и социальной поддержки, а в Количество занимающихся девушек заметно увеличилось. поисков путей преодоления кризиса образования происходят радикальные изменения. Ремезова К.С. Инновационные формы и модели подготовки социальных Сергеева Н.А. Социальная работа по подготовке осужденных к освобождению из несовершеннолетних девушек становятся матерями [1]. И эту не партнерами в ходе радикальной реформы и развитии социальной системы и. Место технологии социальной работы в структурной модели. ТЕМА 6. Сравните разрешающую и социально-радикальную модель социальной работы. определите основные подростков, парнем и девушкой. 2. Определите.